Алтай

В 2004 году я случайно влилась в туристическую группу геологической службы, которая собиралась в путешествие по Алтаю. Напросившись в компанию, я собрала, где могла, туристское снаряжение и с тремя геологами – Владиславом Матюхиным, Сергеем Белобородовым, его женой Еленой и юношей-спортсменом Сергеем Агеевым – отправилась за романтикой в одно из красивейших мест Сибири – на Алтай.

Романтическое настроение развеялось на первом же километре: мой офисный образ жизни не располагал к тяжелому рюкзаку, ледяной воде в горных реках, комарам, жаре и долгим переходам по тропам. Но наградой стали впечатления: чистый воздух, цветущие поляны, водопады, горы и приключения в виде спуска по веревке к озеру Дарашколь. Выпавший в августе снег сугробами встал препятствием на пути через перевал Кара-Тюрек к Аккемскому озеру, откуда открывался великолепный вид на гору Белуху – двуглавую красавицу. Её белоснежные вершины сверкали в синем небе, притягивали взгляд и не отпускали, но наш отпуск покатился к завершению, и мы вниз по реке Аккем спустились на турбазу Тюнгур. Уже в поезде забылись все трудности, и я не сомневалась, что куда-нибудь еще пойду в поход.

Владислав впоследствии стал моим мужем (все-таки общие увлечения очень сближают), и на следующий год наша компания отправилась на Приполярный Урал. Начальной точкой путешествия была самая высокая гора Урала – Народная. Правда, это путешествие прошло драматично: во время восхождения на Народную на Елену скатился огромный валун. Она успела отпрыгнуть, но камень догнал. В результате – открытый перелом ноги. Быстро разодрали станковый рюкзак и наложили шину. Повезло, что недалеко от нас шла на восхождение курганская туристическая группа ребят из «Школы выживания» с врачом и двумя опытными инструкторами, которые и вынесли Лену с горы, соорудив из веревок что-то наподобие носилок. Дальше на лошади местный пастух-оленевод довез ее до базы геологов, куда был вызван санитарный вертолет. Муж, конечно, полетел с ней. А мы с Владиславом и еще одним молодым парнем, который впервые с нами отправился в поход, продолжили свой путь по Приполярному Уралу.

Мы все-таки взошли на Народную. Ослепительное солнце заливало светом долину реки Народы, а ураганный ветер взбивал редкие облака, и они неслись снизу вверх, вылетая из-за кромки отвесного обрыва. Дальше наш путь лежал через прозрачные лиственничные и березовые леса к реке Печора по узким тропам, грибным и ягодным полянам, мимо семиглавой красавицы Манараги, горы Сабли, где на одной из стоянок, припозднившись с ночлегом, мы вдруг увидели всполохи на ночном небе. Это было северное сияние. Людей мы в этих местах не встречали по несколько дней, тропы тоже не везде были, и я по неопытности очень боялась заблудиться, на что Владислав от души посмеялся: геолога с компасом и картой в руках трудно сбить с пути. Там я первый раз почувствовала, что такое животный страх: когда идешь по болоту, а почва пружинит под ногами, засасывая сапоги, и, оступившись, падаешь с рюкзаком в омут. Но болота пройдены. Печора встретила нас величием и спокойствием. В деревне мы купили творог, яблоки и бутылку вина: отметить окончание похода. Так всё классно!

Кольский полуостров

В 2006 году наши мужчины выбрали пеше-водный маршрут. Купили катамаран и отправились в одно из самых красивых мест страны – на Кольский полуостров. Переплыв Умбозеро, спрятали в кустах катамаран и ушли через перевал Чивруай по Ловозерским тундрам к мистическому Сейдозеру – «месту силы» древних саамов, где на отвесных скалах виден силуэт Куйвы – духа этих гор.

Вернувшись к катамарану, сплавились по реке Умба. Интересная река, с множеством шивер, перекатов и порогов-падунов. «Покататься» на них приезжают туристы со всего бывшего СНГ и из-за границы. Именно кататься, потому что по такому порогу, как Семиверстный, длиной около семи километров, катамаран несется, как по горкам. Меня иногда высаживали на берег с видеокамерой – запечатлеть подвиг прохождения падуна или маневры вокруг камней-чемоданов.

Еще одно незабываемое место Кольского полуострова – остров Горелый посреди Канозера с множеством наскальных изображений – петроглифов, выбитых в камне рисунков первобытных людей IV-III тысячелетия до нашей эры. Такое волнение накатывает, когда прикасаешься ладошкой к изображению, сделанному человеком 6 тысячелетий назад.

В итоге мы доплыли до Белого моря. Там я впервые увидела морские отливы и приливы. И там же нам снова повезло наблюдать северное сияние, несмотря на то, что был август. Поразило обилие ягод: целые поля очень крупной черники и голубики. И, конечно, незабываемый вкус свежевыловленной семги, которую купили у местных рыбаков.

Камчатка

Есть на земле магическое место, о котором невозможно не мечтать. В 2007 году наша компания отправилась на Камчатку. У нас была мечта спуститься в Долину гейзеров – одно из самых необычных чудес нашей страны – и пройти ее пешком. Но это заповедник. Попасть туда можно только с экскурсией на вертолете, причем стоит это шестичасовое удовольствие очень дорого. Наши мужчины побывали даже у директора заповедника – предлагали провести любые посильные геологические работы на пути маршрута, но нам отказали, пришлось покупать путевки. Кроме того, в июне 2007 года там сошел оползень, который завалил часть гейзеров. На всех центральных каналах ТВ репортажи об этом шли. Селевой поток дошел до вертолетной площадки и здания визит-центра заповедника и остановился прямо перед ним. Долину гейзеров тут же закрыли для посещения, и мы боялись, что не сможем туда попасть. Но перед нашим вылетом на Камчатку она опять была открыта, и мы смогли увидеть это чудо природы.

В 2013 году мы повторно посетили Камчатку, но уже по другому поводу: проснулся вулкан Плоский Толбачик.

Это извержение стало неожиданностью для ученых, поэтому момент его начала не был предсказан. Мощные выбросы пепла и лавы были показаны в новостях по телевизору, и мы загорелись: «Нам надо это увидеть!» В феврале купили билеты на август и прилетели. Извержение уже затухало: тех огромных выбросов не было, но лава кипела в котлах вулкана, вытекала раскаленной рекой и постепенно застывала на лавовых полях. Мы стояли на борту кратера и смотрели, как он стреляет своими «головешками». Летели они совершенно непредсказуемо, на разную высоту. Температура лавы – 1080 градусов по Цельсию, температура головешки, как у нашего агломерата, – 700 градусов. И в любой момент такой раскаленный кусок может упасть на голову. Мы сняли извержение на видео, обошли лавовые поля. Буквально через неделю, как только мы перебрались на юг Камчатки, где отдыхали на горячих источниках, вулкан так же неожиданно затух. Его активность продолжалась девять месяцев. И мы, конечно, очень благодарили Толбачик за то, что он дождался нашего приезда.

Переехав на юг Камчатки, снова, как старых знакомых, посетили вулкан Мутновский, где кипят грязевые котлы, фумаролы выбрасывают парогазовые струи, сквозь дым видны серные купола, и кажется, что внизу – преисподняя, и вулкан Горелый с необыкновенно красивым голубым кислотным озером на дне. Домой мы привезли целый мешок свежей лавы, серы, ну и, конечно, рыбы и икры.

За время похода 7 раз встречали медведей и даже мамашек с медвежатами, но, слава Богу, расходились с миром в разные стороны. Один молодой мишка завалился к нам в лагерь и пошел к рюкзакам, отогнали криком и звоном кружек. Он сел, как собака, и давай чесать ухо, но раз ничего не перепало, ушел на ягодную поляну. Мы потом смеялись, что все пятеро при виде медведя кинулись к фотоаппаратам и видеокамерам, забыв обо всем.

Кавказ

В 2008 году мы отправились в противоположный край России – на Кавказ. Несмотря на отсутствие альпинистского опыта, у нас была мысль подняться на Эльбрус. Сначала для акклиматизации ходили по Приэльбрусью, по невысоким горам и нарзанным источникам. Уже на высоте двух – двух с половиной километров организм дает сбои – ни спать, ни есть не хочешь. Это признаки горной болезни. Потом мы заехали на Эльбрус. В то время там было три пролета канатной дороги до «Бочек», последний пролет – кресельный. Я не успела опомниться, как оказалась на этой «табуреточке» с рюкзаком в руках, и никакая страховочная цепочка нас с ним обхватить не могла. Еду, а внизу – отвесные провалы, и думаю: «Только бы не соскользнуть туда». В этот день стояла абсолютно ясная погода, и стартовал забег на Эльбрус, соотносимый с нашим забегом на Конжаковский Камень. Только Эльбрус повыше – 5 642 метра. На другой день снова начала портиться погода, но мы продолжали тренировочные выходы до «Приюта-11», до скал Пастухова, но погода не улучшалась, и МЧС запретило все восхождения.

Таджикистан

Есть у Юрия Визбора песня: «Я сердце оставил в Фанских горах…». Как же там не побывать, решила наша компания, и в 2009 году мы вылетели в Душанбе. Таджикистан – это горы и их уходящие в небо вершины, заросшие арчой долины, озера – голубые, холодные и необыкновенно прозрачные. Их вода, как линза, все увеличивает и приближает. Кажется: руку протянешь и камушек достанешь, а на самом деле – мужчины ныряют и не могут до дна добраться.

Приятно удивили люди, очень доброжелательные. Пастухи, пасущие отары овец, приходили вечером к нашему костру, в кишлаках могли запросто пригласить на ужин и угощали пловом. Мужчины старшего поколения все говорят по-русски, а вот мальчишки, встретившиеся в горах, с трудом объяснялись с нами на смеси английского и русского. Запомнился достархан – комната, застеленная коврами и уставленная всевозможными яствами. Великолепные дороги и новые тоннели, построенные иранцами. И, конечно, горы: 93 процента территории Таджикистана – это именно горы, бахча появляется только ближе к Узбекистану.

Байкал

В 2010 году наши взоры обратились на восточную часть карты России – озеро Байкал. Туристы едут, в основном, на остров Ольхон, а мы отправились на северный Байкал. Поднимались по горной реке на ледник Черского, заходили по пути на водопады, купались в горячих источниках. Байкал оставил впечатление чистоты: кристально-чистая вода озера и очень красивый ледник, где встретили группу гляциологов, изучающих ледники, узнали благодаря им много интересного. Во всех походах нам везло на хороших и интересных людей. Вот рядом на берегу озера Гитара поставил палатку парень из Израиля, хотя сам он – русский и отдыхать ездит в Россию. Пошли на старый маяк, встретили немца из Германии: едет в Хабаровск работать учителем немецкого языка, но по пути завернул на Байкал.

Саяны

Одним из самых экстремальных для меня путешествий стал поход по Саянам. Экстрим заключался в том, что мы отправились туда вдвоем. Хотя Ергаки – горный массив, легко доступный с федеральной автомобильной дороги для несложного похода. Это чудесное место для активного отдыха оставило приятные воспоминания и массу фотографий. Но потом мы переехали на Кузнецкий Алатау, в его туристические районы – Поднебесные Зубья и Золотую Долину за перевалом Караташ. Видимо, попали мы туда в безлюдный период – туристов почти не встречалось, и я все время думала о том, что мы ходим у черта на куличках: вокруг ни людей, ни жилья, нет никакой связи. Если со мной что-то случится, Владик меня вытащит, а вот если, не дай бог, с ним – мне его даже с места не сдвинуть.

Плато Путорана

Все познается в сравнении, поэтому, когда в 2015 году мы в компании с двумя друзьями прошли поход по плато Путорана, которое находится на севере Красноярского края за Норильском, Саяны показались вполне обжитым местом.

На Плато Путорана мы были почти три недели, и за все это время не встретили ни одного человека. Встретили только медведя, и счастье, что он нас не унюхал. Это не камчатские мишки, сытые благодаря обилию ягод и рыбы. Норильские медведи – это по-настоящему страшно. Связь там, естественно, тоже отсутствовала. Для того чтобы заброситься на начало маршрута, пришлось арендовать катер. На нем в течение пяти часов мы пересекли озеро Лама и договорились, что капитан заберет нас в определенный день. Не подвел, приехал час в час. Мы шли и по тундре, и по тайге. Если вы смотрели фильм «Территория», то можете получить представление об этих местах – он снимался на Плато Путорана. Очень дикие места с бесконечным количеством водопадов. Погода в течение дня меняется несколько раз. А однажды, когда мы шли по тундре, целый день над нами висела радуга – такое было атмосферное явление. На одном из перевалов, несмотря на август, начался такой сильный снегопад, что мы с трудом поставили палатки. А спустились с перевала – солнце и тепло. Течение в горных реках там настолько сильное, что мы переходили их, сцепившись друг с другом локтями – «стенкой». Поодиночке опасно, может унести вместе с рюкзаком.

Как хороша наша Земля…

Если говорить о стоимости таких путешествий, то она не соотносима с ценой путевок туроператоров. Например, Байкал в 2010 году обошелся нам в 17 000 рублей на человека, включая дорогу и рыбу. Стоимость одной путевки на Камчатку обошлась бы нам в 3 раза дороже, чем самостоятельное путешествие. Катамаран все эти годы тоже не простаивал. В мае мы обычно выбирались на сплав по близлежащим рекам: Серга, Вильва, Инзер, Усьва, Койва, Вагран, Сосьва, Зелим, Нугуш… А самой интересной по количеству порогов и шивер оказалась река Песчаная на Алтае.

Целью наших путешествий был активный отдых в красивых местах. И много лет это удавалось. Даже, когда не было возможности по разным причинам уехать надолго, ездили, как все «белые люди», в короткие поездки за границу, но и там старались посетить природные достопримечательности. Например, в Турции это Каппадокия – место с необыкновенным ландшафтом вулканического происхождения. В Чехии уехали в лес и три дня путешествовали по туристической тропе в «Чешской Швейцарии» с заходом на Правчитскую Брану Большую и дальше – на Малую до Панской скалы. Запомнился сплав по подземной реке Пункве.

От наших поездок остались сотни фотографий и гигабайты отснятого видео. Зимой это все приводилось в порядок и сортировалось. Из видеофайлов Владислав монтировал фильмы о походах, два из них показывали на тагильском телевидении.

Одной из наших задумок было восхождение на вулкан Килиманджаро, но этому замыслу уже не суждено было осуществиться. После смерти мужа я не решаюсь отправляться в такие долгие походы – рядом больше нет человека, которому можно довериться в экстремальных обстоятельствах.

Сейчас я иногда выбираюсь в короткие поездки с турклубом «Азимут». Если бы в моей жизни не было всех этих путешествий, я никогда бы не узнала, как необыкновенно красива наша страна. Я восхищена ее красотой! Ее надо беречь во что бы то ни стало.

Наталья Плужникова.
Фото Владислава Матюхина.