Алексей Улегов.Алексей Улегов.В ЛАЦе продолжаются промышленные испытания по введению полимерного связующего в состав шихты железорудного агломерата.

Я побывала на участке агломерации еще в первой декаде июня – на тот момент промышленные испытания длились уже три недели.

– Тем не менее, о конкретных результатах говорить еще рано, – встретил меня старший мастер отделения спекания Сергей Сыромятников. – А вот некоторые проблемы уже прояснились. Самая главная – подача связующего на сборный конвейер № 102: в последнее время у нас начались перебои, связанные с аварийными остановками оборудования «Полипласта».

Это подтверждает и начальник участка агломерации Олег Макеенков:

– Оборудование, которое было смонтировано фирмой «Полипласт», работает не совсем стабильно. Один – два маршрута с привлечением полимера получается отгрузить, а затем начинает подклинивать шнеки. На третьей неделе испытаний сгорели один за другим два двигателя шнека. «Полипласт» работает оперативно – при любой неисправности к нам приезжают специалисты фирмы, разбирают, прочищают оборудование, ищут причины поломки, ремонтируют… Возможно, если впоследствии мы будем работать на этом оборудовании в постоянном режиме, наши специалисты сумеют отстроить его работу. В любом случае, чтобы судить об эффективности привлечения связующего, надо работать на исправном оборудовании, не выводя периодически полимер из состава шихты.

Вторая проблема, которую прояснили промышленные испытания – активное взаимодействие полимерного связующего с водой:

– Давление чуть поднялось, влаги на машины пошло больше, и связующее уже не помогает, а ухудшает процесс и качество агломерата, – считает Сергей Сыромятников.

– Технология с введением связующего еще не отработана, но для того и проводятся промышленные испытания, – парирует главный агломератчик Дмитрий Волков. – Однако не стоит искать причину всех трудностей в полимере. Надо учиться работать с этим материалом, постоянно контролируя технологический процесс.

По участку агломерации меня сопровождает старший мастер отделения шихтовки Дмитрий Шатохин. Мы подходим к бункеру загрузки связующего, где я, наконец, могу увидеть полимер своими глазами.

Связующее выглядит как порошок желтого цвета с ощутимым запахом. Ассоциации по поводу запаха у всех разные: Дмитрий Шатохин считает, что он похож на запах конфет, мне напоминает запах жареных семечек.

В бункер связующее загружается вручную из больших мешков – биг-бэгов. Далее оно идет на цепочку подачи, где работает система автоматического дозирования. Сегодня мешки в бункер выгружает грузчик Алексей Улегов.

– Этот материал пахнет, пылит, налипает на сапоги, при взаимодействии с водой превращается в клейстер, но ничего – работаем, справляемся, – сообщает Алексей.

– Это очень сложный участок работы: за минуту в шихту уходит в среднем 12 килограммов полимера, или полтора биг-бэга в час, – комментирует Дмитрий Шатохин. – Грузчик здесь работает в напряженном режиме. Если руководство примет решение о постоянном производстве железорудного агломерата с включением связующего, будем просить на этот участок дополнительные ставки грузчика. Тогда грузчики будут успевать не только загружать мешки в бункер, но и разгружать биг-бэги, провешивать, доставлять их со склада.

Далее Дмитрий Шатохин демонстрирует мне подачу полимера непосредственно на сборный конвейер № 102:

– Мы подвесили над конвейером брезентовый полог, благодаря которому полимер равномерно распределяется по всей ширине шихты для лучшего последующего смешивания. Система автоматической дозировки, которую установили нам ребята из ЦТА, тоже работает исправно.

На условия труда дозировщика Владимира Субботина введение связующего никак не повлияло:

– Лишнюю кнопку нажать надо. А вот агломератчики жалуются – у них от этого полимера сплошные проблемы.

Не поленившись, поднимаюсь к агломашинам – выслушать жалобы агломератчиков.

– Как только даем влагу, насколько положено, у нас все забивает: приемный лоток, течки, загрузку. Каждый час бегаем вычищать, – комментирует старший агломератчик Дмитрий Микрюков. – Приходится влагу убавлять, а это – нарушение технологии, которое сказывается на качестве агломерата.

Работать с новым сырьем на Лебяжке не любят, к его особенностям еще надо приспособиться. Но полимерное связующее сырьем и не назовешь: его поступает всего 0,38 % в час от общей нагрузки шихты – 4,3 килограмма на тонну агломерата. Можно сравнить с приправой, которую добавляют в основное блюдо. Приправишь, вроде, немножко, а вкус тут же меняется. Вот эта перемена – увеличение удельной производительности – главный результат промышленных испытаний и аргумент «за» или «против» использования полимера.

– Увеличение удельной производительности составляет порядка 10 % и это – не предел, – сообщил начальник агломерационной лаборатории Андрей Парфенов.

Результат, как видим, есть.

– Однако большинство специалистов ЛАЦа и агломератчики считают, что мы смогли бы добиться того же и даже большего результата другим путем, – уверен Олег Макеенков. – Надо решить проблемы самих агломашин: заварить дырявые газоходы, привести в порядок разряжение и загрузочные устройства. В любом случае, за период с 17 мая по 14 июня нам удалось провести только девять замеров, то есть отработать девять смен с привлечением полимерного связующего, когда аглолаборатория могла производить замеры его эффективности. Этого явно недостаточно для того, чтобы делать какие-то выводы.

– Сегодня весь комбинат нацелен на увеличение объемов наиболее дорогостоящей продукции, то есть агломерата. И здесь надо использовать все возможности, – резюмирует Дмитрий Волков. – Введение полимерного связующего – одна из таких возможностей, которая не исключает, впрочем, и таких очевидных ресурсов, как ремонт агломашин. Может быть, промышленные испытания идут не совсем гладко – на то они и испытания, но даже при этом условии мы наблюдаем увеличение производительности. Теперь наша задача – научиться стабильной работе с этим сырьем по всей цепочке, начиная с участка подачи и заканчивая выходом готовой продукции.

Юлия Григорьева.
Фото автора.