Горноспасатели прибыли и спешат на помощь.Горноспасатели прибыли и спешат на помощь.22 марта на горизонте минус 240 метра шахты «Естюнинская» состоялись учения по ликвидации аварии.

– В этом году количество учебных инсценировок будет увеличено, – рассказывает начальник отдела промышленной безопасности Иван Годов. – У нас на комбинате находится 27 опасных производственных объектов, 25 из них – первого, второго или третьего класса опасности. На таких объектах необходимо проводить учебные тревоги, что и будем делать в течение года в соответствии с составленным графиком.

Нынешняя тревога проходит на горизонте минус 240 метра «Естюнинской», где, остановив первый же шахтный электровоз, Иван Годов дает вводную:

– Произошло возгорание двигателя электровоза. Ваши действия…

Машинист электровоза Николай Гаврилов тут же включается в инсценировку: из камеры электродепо звонит дежурному горному диспетчеру, сообщает о возгорании и уже от себя добавляет, что является пострадавшим – получил ожог правой кисти.

– В целом, машинист электровоза действовал оперативно и в соответствии с инструкцией, – прокомментировал позже Иван Годов. – Но есть и незначительные замечания: не представился дежурному диспетчеру и не сделал попытки потушить очаг возгорания самостоятельно.

Пока на горизонте инсценировка развивается и обрастает новыми подробностями, на поверхности инспектор горного надзора Уральского управления Ростехнадзора Вадим Беренштейн наблюдает за действиями дежурного горного диспетчера.

Владимир Груздев – диспетчер опытный: около 12 лет стажа, общий стаж на шахте – 35 лет.

– Диспетчером работать интересно, но и уровень ответственности – очень высокий, – считает Владимир Николаевич. – Когда начальство заканчивает работу, вечером и ночью решение всех вопросов, начиная с технологической цепочки и заканчивая возможными авариями, ложится на плечи диспетчера.

В учебных инсценировках Владимир Груздев участвовал неоднократно, поэтому без особого волнения ждет звонка из шахты:

– Я знаю, что делать. Мне приходилось принимать участие не только в учебных, но и в реальных ликвидациях аварий. Хорошо, что они были незначительными, но и тогда мы работали по плану ликвидации аварии: вызывали бойцов ВГСЧ, вызволяли из застрявшей клети людей. Учения на шахте, несомненно, нужны. У меня на этот случай есть под рукой инструкция, а вот для шахтеров это, наверное, единственный вариант учесть и отработать все возможные нюансы.

В 14.45 нашу беседу прерывает звонок из шахты.

– Пострадавшие есть? Сколько? Кто? Понял. Сейчас примем меры, – начинает действовать Владимир Груздев.

Далее самое сложное для Владимира Николаевича – успевать манипулировать телефонными трубками: необходимо срочно оповестить о произошедшем начальника штаба ликвидации аварии, которым сегодня является главный инженер шахты Максим Орлов, проверить исправность вентиляции, подать световые сигналы, включить сирену, вызвать бойцов ВГСЧ и успевать отвечать на многочисленные звонки из шахты – бригадирам и мастерам горным нужна оперативная информация о том, что и где произошло.

Тем временем в штабе ликвидации аварии работа идет полным ходом: инженерно-технический состав получает задания в соответствии с инструкцией – под контроль необходимо взять все участки и системы жизнеобеспечения шахты, уточнить общее количество людей в шахте и конкретно на аварийном участке, приготовиться к возможным последствиям.

К тому моменту, когда в 15.08 прибывают два отделения Нижнетагильского взвода ВГСЧ, вся необходимая информация уже получена и уточнена. После краткой инструкции командиры отделений ведут бойцов к стволу. Навстречу из клети выходят эвакуировавшиеся на-гора шахтеры.

– Почти все уже выехали, – комментирует инспектор горнотехнический участковый Олег Темников. – В шахте, кроме тех, кто участвует в ликвидации аварии, остаются восемь человек. У них нет возможности пройти к клети – на пути очаг возгорания, поэтому поднимаются по восстающим до горизонта минус 180 метра.

В 16.00 звучит сигнал отбоя учебной тревоги. Пострадавший обнаружен и вывезен на-гора, ему оказана первая медицинская помощь. Условно погибших в ходе учения нет. Действия всех служб признаны удовлетворительными. Система оповещения и средства связи находятся в исправном состоянии. Однако выявлены и некоторые проблемы, касающиеся, в основном, действий вспомогательной горноспасательной команды (ВГК). Недавно такие команды были созданы на всех шахтах для того, чтобы еще до прибытия бойцов ВГСЧ начать поиск и вывод пострадавших.

– Отделение ВГК не уложилось в отведенные по инструкции 30 минут, пострадавший был обнаружен только в 15.36, – резюмирует представитель Ростехнадзора Вадим Беренштейн.

– Главная проблема для отделения ВГК – быстро собраться, – замечает начальник управления ОТ и ПБ Сергей Солонков. – Учитывая значительную протяженность горизонтов «Естюнинской» и необходимость получить задание под подпись, то есть подняться для этого на поверхность, у вспомогательной горноспасательной команды нет физической возможности уложиться в отведенное нормативом время. Этому мешают объективные причины.

– У меня вопросов к действиям ВГК нет, – дополняет Иван Годов. – Они прибыли примерно в одно время с бойцами ВГСЧ и отправились на поиски пострадавшего.

Кроме того, в ходе учения нескольким горнякам было предложено самостоятельно вскрыть самоспасатель и включиться в него.

– Вместо того, чтобы утилизировать самоспасатели, срок годности которых истек, было принято решение использовать их в практических занятиях, – рассказал Иван Годов. – Далеко не каждый горняк может оперативно воспользоваться самоспасателем, так что решение я считаю абсолютно обоснованным.

Учения завершены, выводы сделаны: «Естюнинская» к аварийной ситуации готова. Теперь шахтеры могут без помех заниматься решением производственных задач.

Юлия Григорьева.

Фото автора.