В минувшую среду естюнинцы обсудили итоги февраля на собрании коллектива.

О результатах работы в истекшем месяце горнякам доложил начальник шахты Антон Редькин:

– Все плановые показатели февраля мы, мягко говоря, провалили. В цифрах это выглядит следующим образом. Добыча горной массы при плане 60 000 составила 59 030 – это примерно 91 процент выполнения. Качество руды при плане 22,94 равно 19,31, что составляет 84 процента. По проходческим работам при плане 207 погонных метров пройдено 127 – это 61,5 процента. Буровые работы: план 3835, факт 3645 – 95 процентов. И крепежные работы: отставание на 50 метров. Вот такая неутешительная статистика.

По словам Антона Владимировича, производительность труда в феврале в большинстве случаев опустилась гораздо ниже плановой отметки. Так, у машинистов скреперных лебедок плановая производительность – 204 тонны, а фактическая – всего-навсего 118, то есть 57,8 процента. То же с машинистами электровоза: план – 204, факт – 124,3, то есть 61 процент. Немного лучше дела у крепильщиков план выполнили на 93,6 процента.

Зарплата прямо пропорциональна производственным показателям шахты. Скажем, проходчик пятого разряда в феврале заработал 25 687 рублей. Машинист буровой установки – 31 115 рублей.

– Как работали, так и получили, – подвел итоги Редькин. – Ситуация со снабжением сложная, но к выполнению плана надо стремиться. Мы регулярно недорабатываем по всем переделам.

Как обычно, накануне общего собрания горняков прошли собрания на участках шахты. Там работники могли задать свои вопросы руководству. Ответы прозвучали в день общего собрания.

– На участке № 1 задали вопрос о нехватке подвижного состава, – сказал Антон Владимирович. – Могу ответить, что подшипники для вагонов 7520 и 7522 получены, участок ВШТ занимается восстановлением. Далее: разработана программа стабилизации, определены новые блоки, которые будут отрабатываться. В их числе блок 2Ю с содержанием железа практически 50 процентов. Поэтому в программу заложены средства на дополнительное пополнение парка вагонов и приобретение колесных пар. А подшипники – это текущая работа по восстановлению парка вагонов. Что касается железнодорожных путей: нам привезли около 20 кубов шпального бруса. Он напилен и опущен в шахту. Единственный вопрос, который остается открытым – поставка новых рельсов и болтов. Он находится на особом контроле у директора по производству, поскольку это проблема не только для нашей шахты.

Впрочем, работа участка ВШТ – палка о двух концах.

– У меня встречный вопрос к машинистам электровоза, – заявил начальник шахты. – Почему в случае схода вы тащите вагон на стрелку? Его необходимо ставить на рельсы как можно ближе к месту схода. А у нас есть случаи волочения вагонов на стрелку за 200-300 метров. Какие вопросы могут быть к начальнику участка ВШТ, если вы все шпалы порезали?

Разговором о путевом хозяйстве дело не ограничилось. Большой блок вопросов был посвящен снабжению запасными частями и материалами.

– Есть вопрос по тормозным лентам, – продолжил Редькин. – Их, к сожалению, привезли минимальное количество: всего две штуки, вы их уже получили. Дополнительно был поднят вопрос о приобретении тормозных колодок к лебедкам, чтобы восстанавливать ленты своими силами, это будет намного быстрее. Если говорить о спецодежде, то самый больной вопрос – это сапоги. Их приобретение частично оплачено, обещают привезти примерно через неделю. Насчет лесоматериалов: 13 марта стало известно, что они есть. То есть, в ближайшее время появятся на шахте. Гвоздями с нами поделилась «Магнетитовая». Вопрос от участка № 9: закуп новых двигателей для станков НКР. Этот вопрос у нас внесен в программу стабилизации. Двигатели с перемотки придут, но в минимальном количестве, поскольку у нас большие долги перед организацией, которая занимается перемоткой. Кроме того, до конца месяца придут запчасти к электровозам, а еще запчасти к насосам главного водоотлива и дополнительно насос ЦНС 300-600. Подошли и запчасти к станкам НКР, штанги, коронки и пневмоударники.

Александр Кузьменков.