Андрей Валентинович Кузнецов.Андрей Валентинович Кузнецов.


Справка.
Андрей Валентинович Кузнецов закончил Уральскую горно-геологическую академию, прошел обучение в школе управления бизнесом в инновационном центре «Сколково». Практически вся трудовая биография связана со ВГОКом: начинал электрослесарем, затем работал старшим мастером, начальником участка шихтовки, заместителем начальника цеха по производству, начальником ЛАЦа, директором по производству комбината, заместителем генерального директора НПРО «Урал» по производству, директором Бакальского рудоуправления. С 27 января 2017 года – генеральный директор ВГОКа.

О сегодняшней ситуации на комбинате и его перспективах мы попросили рассказать генерального директора ВГОКа Андрея Кузнецова.

– Как Вы оцениваете финансово-экономическое состояние комбината, его производственную базу?

– С начала 2014 года произошло резкое падение цен на железорудное сырье, причем этот процесс распространился на весь мир. Если в январе одна тонна сырья стоила 150 долларов, то к концу года стоимость упала до 48 долларов, то есть сократилась в три раза. Соответственно, этот фактор существенно повлиял на финансово-экономическое состояние нашего предприятия. Чистый убыток только в 2015 году составил около 500 миллионов рублей, в 2016-ом – еще 400 миллионов. Это потеря оборотных средств, которые требуются для жизнедеятельности предприятия. Соответственно, и жить комбинат стал по средствам. Экономия во всем привела к спаду производства: добыча сырой руды уменьшилась на 20 процентов, выпуск товарной продукции – от 24 до 40 процентов. То есть получается замкнутый круг, разорвать который без роста цен практически невозможно. Это и произошло. Уже в 2016 году стоимость сырья начала расти, и к началу 2017-го цена на концентрат мокрой магнитной сепарации выросла на 30 процентов, на агломерат железорудный – на 92 – 94 процента. Сейчас на рынке цены в рублевом эквиваленте близки к уровню 2011 года. Консалтинговые компании прогнозируют дальнейший рост цен на ЖРС, и можно смело рассчитывать на три, а то и четыре года высокого уровня цен. Дальше спрогнозировать сложно. До этого времени ВГОК должен встать на ноги, превратиться в высокотехнологичное, эффективное предприятие, чтобы добывать и перерабатывать руду, лежащую на нижних горизонтах шахт. Хотелось бы к тому времени разработать инновационные продукты с более высокой добавленной стоимостью, чтобы компенсировать затраты на подземную добычу.

– Вы связываете будущее ВГОКа только с подземными разработками?

– Конечно, шахты – это визитная карточка ВГОКа, без них не обойтись. Скорее всего, продлим время работы «Магнетитовой», она должна как минимум проработать еще года четыре. Мощности «Естюнинской» и «Южной» будем развивать. Есть виды и на открытые разработки. В первую очередь, дорабатываем Центральный карьер, это – четыре-пять лет. Немало уже сказано о Белореченском месторождении так называемой Пийской группы, что в районе Нижней Салды. Там необходимо пройти конкурсные процедуры, получить лицензию, нужны капитальные вложения в подготовку производства и создание инфраструктуры, поэтому будем вплотную заниматься этим месторождением уже в период стабилизации экономики на ВГОКе. У НПРО «Урал» есть Сосновский рудник, руду которого мы будем использовать, есть лицензия на разработку открытым способом Кульмяковского месторождения.

– Новая рыночная ситуация потребовала иных подходов к организации производства?

– Да, была разработана программа развития предприятия на пять лет. В течение февраля мы над ней работали, она вошла в «Стратегию развития группы компаний НПРО «Урал». Есть еще один проблемный горный актив – Бакальское рудоуправление, и мы вместе будем исправлять ситуацию. Причем задача поставлена – максимально сократив привлечение денежных средств и ресурсов, перейти к стабильной работе. Понятно, что за кризисное время накопилось немало кредиторской задолженности – порядка 2,4 миллиарда рублей. Реализация программы поможет погасить эту задолженность. Синергический эффект от объединения усилий ВГОКа и Бакальского рудоуправления должен принести положительный результат. Необходимо оптимизировать линейку товарных продуктов, и мы оставили в ней только высокомаржинальные, которые приносят высокий доход. Грех не воспользоваться той ситуацией, когда рынок повернулся к нам лицом и востребованность нашего продукта высока. К сожалению, пока наши возможности ниже запросов рынка. Партнеры из Западно-Сибирского меткомбината готовы брать до 100 000 тонн концентрата, а мы им отправляем гораздо меньше: в январе – 26 000 тонн, в феврале – 18 000 тонн, и вот в марте планируем произвести 50 000 тонн. Исторический наш партнер НТМК, для которого выпускаем железофлюс, стабилен и постоянен, хотя объемы не самые большие – 700 000 тонн в год. Есть проект, связанный с увеличением объема выпуска продукции, – восстановление четвертой агломерационной машины. Здесь требуются капитальные вложения – триста миллионов рублей сама машина и сто миллионов – развитие путевого хозяйства, поскольку с возросшим объемом агломерата мы не сможем выйти на пути РЖД и придется расширять станцию Площадка. Но это тоже дело будущего, пока рассчитываем на мощности трех агломашин.

– За счет чего планируется осуществить намеченную программу?

– Есть текущее состояние ВГОКа, оно состоит из трех блоков: производство, сбыт и экономика. По производству сделан аудит, и оказалось, что все наши мощности недозагружены – от 25 до 50 процентов. Это резерв, которым необходимо воспользоваться именно сейчас, на растущем рынке, чтобы получить наибольшую выручку и использовать ее для внутренних инвестиций. Ключевые производственные показатели: рост выпуска концентрата ММС на 44 процента и агломерата – на 40 процентов. Соответственно, если увеличим производство, то вырастет и продажа, причем не только нашим постоянным потребителям, будем привлекать и других заказчиков. Планируемая выручка за 2017 год должна вырасти минимум в два раза по сравнению с 2016 годом, когда она составила 3 600 миллионов рублей. И вместо 400 миллионов рублей убытков будет 700-800 миллионов рублей прибыли в месяц. При выполнении таких целевых установок вырастет и заработная плата работников комбината. Она сегодня довольно низкая: за 2016 год средняя зарплата составила 23 174 рубля, и не получилось, как планировалось, к концу года выйти на 28 000 рублей. В бюджете на 2017 год установлено довести этот показатель до 33 000 рублей, в нашей программе намечен средний уровень зарплаты к январю 2018 года – 36 000 рублей. Это среднегодовой отраслевой показатель, если учитывать подземную добычу. Мы не можем равняться на лидеров отрасли – Михайловский, Стойленский, Оленегорский, Качканарский горно-обогатительные комбинаты. Тем не менее, рост зарплаты на 33 процента и выручки в два раза – планы амбициозные, но вполне реальные.

– Каковы основные направления стратегии развития ВГОКа?

– Ставится первоочередная задача – загрузить полностью производственные мощности. Другая, не менее важная задача, – оптимизация портфеля товарной продукции с учетом ее доходности и востребованности на рынке. За прошедшие полтора месяца мы провели аудит производственных мощностей, определили «узкие» места, составили программу их «расшивки», то есть перечень мероприятий, которые необходимо провести в первую очередь. Для этого необходимо вложить уже в нынешнем году 224 миллиона рублей. Причем речь идет не о модернизации, а практически о восстановлении или замене изношенного оборудования. Плюс этой программы в том, что мы можем выполнить ее без внешнего источника финансирования – за счет собственной работы на растущем рынке. Рост объемов выпускаемой продукции и ценовой фактор позволят нам не просто поддержать на плаву комбинат, но и вложить средства в его развитие. Речь идет в первую очередь о добывающих мощностях: порядка миллиарда рублей будет затрачено на разработку минус 300 горизонта шахты «Естюнинская» и минус 320 горизонта шахты «Южная». Пять лет, на которые рассчитана программа, – срок короткий, но именно сейчас есть условия для реализации всего задуманного. И потом уже переключиться на конструктивную, созидательную работу по созданию перспективы для ВГОКа и Бакальского рудоуправления, поскольку есть запасы руды в сотни миллионов тонн на обеих производственных площадках. В конце марта планируем провести на ВГОКе совещание с участием профильных министерств как федерального, так и регионального уровней, главы города и основных кредиторов, чтобы презентовать им нашу стратегию развития. Рассчитываем подписать соглашение об отсрочке выплат долгов с четким графиком погашения. Если это удастся, то получится вывести эти два предприятия на хороший, устойчивый финансовый уровень.

– Вы ведь уже общались с высокогорцами, как, на Ваш взгляд, они способны выполнить поставленные задачи?

– За прошедшие годы, несмотря на тяжелое финансово-­экономическое положение комбината, удалось сохранить костяк специалистов, так же, как это было сделано в прошлый кризис 2008-2009 годов. Численность работников сократилась лишь на 10 процентов. Конечно, принимались и непопулярные меры. В 2017-ом снова планировалось ввести неполную рабочую неделю. Однако, в связи с необходимостью увеличения объема продукции, приказ был отменен, работаем по полному графику. Годы стагнации, падающего рынка, несомненно, наложили свой отпечаток на менталитет людей. Да и квалификационный состав несколько изменился, поскольку многие нашли работу в других местах. За 2016 год текучесть составила порядка 16 – 17 процентов. Есть кадровые провалы, особенно у горняков, поскольку несколько лет не отправляли учиться в вузы и средние специальные учреждения. Этот пробел надо восполнять, думаю, будем работать с Уральским горным университетом и другими профильными вузами по подготовке инженерных кадров. Что касается ЛАЦа и ВОЦа, то в этих цехах есть хороший кадровый потенциал, и специалистов там могут подготовить самостоятельно. Необходимо усилить мотивацию людей на наставничество, самостоятельное получение профессионального образования и рост квалификации. Есть проблемы и по кадровому резерву, начиная от начальника участка и заканчивая директором, их тоже надо решать.

Сейчас нам как организаторам всех процессов на комбинате необходимо убедить людей в правильности избранного курса, внушить им оптимизм, повести за собой. Все в наших руках, никто за нас этого не сделает, и все – реально. В решении общей задачи рассчитываю на профсоюз, и профком может показать свои лидерские качества, мобилизуя коллектив на высокопроизводительный труд. Ведь сохранить ВГОК, опору в жизни для каждого, кто на нем работает, – наша общая цель.

Ирина Семенова.

Фото автора.