Вода подступает к насосам.Вода подступает к насосам.Непростая паводковая ситуация сложилась в Гальянском карьере.
– В этом году к паводку мы остались только с открытым водоотливом. На водоотливе стоят два насоса, а на них приходится всего один подающий став. Два насоса в один став работать не могут. Поэтому возможны проблемы, – предупреждал две недели назад главный гидрогеолог Олег Кадук.
Пессимистический прогноз оправдался. Тем более, карьер находится в пределах Высокогорской депрессионной воронки, которая охватывает немалую водосборную площадь. В результате в момент интенсивного таяния снега вода пошла и с отвалов, и с прилегающей территории. Это заметно на ближних подъездах к карьеру: по дороге льется рыжий от глины поток.
На зумпфовом водоотливе сейчас работают два насоса: ЭЦВ 300-120 и 1Д 250-125. Паспортная производительность первого – 300 кубометров в час, второго – 250. Вода с обоих поступает в разные ставы. В общем, на словах все достаточно просто. Добиться этого на деле оказалось не в пример сложнее.
Талая вода начала подтапливать насосную еще 8-9 апреля, в выходные. О дальнейшем рассказывает Олег Кадук:
– В понедельник я здесь был и видел примерно ту же ситуацию, что и сейчас. Правда, уровень воды был немного ниже. Доложил об этом руководству. Думали, обойдется, но не обошлось. Уровень воды на следующий день начал расти.
– В мою предыдущую смену – с воскресенья на понедельник – станина наполовину была в воде, – говорит мастер Борис Кононов. – А сейчас полностью под воду ушла, видите?
Обстановка грозила затоплением карьера. Если бы вышел из строя водоотлив, вода начала бы подниматься, и дело кончилось как минимум частичным затоплением.
– Ситуация сложилась малоприятная, – продолжает Олег Кадук. – В апреле 2013 года мне пришлось наблюдать затопление карьера Зайгора, когда собственнику отключили электроэнергию за неуплату. Перестал работать зумпфовый водоотлив, и вода начала подниматься. Сначала залила водоотлив, потом экскаваторы… Сейчас карьер практически затоплен. Не хотелось, чтобы это повторилась у нас.
Со стихией горняки боролись, что называется, всем миром. Директор по производству ВГОКа Сергей Жбанов организовал работы с утра 12 апреля. В них были задействованы специалисты ВОЦа и ЦРО, ОГЭ и ЦПТО. Скально-глинистой породой была поднята дорога, ведущая к насосам открытого водоотлива, по которой вода поступала к зумпфу. Проложили дорогу вдоль восточной части зумпфа. А самое главное – работники ЦПТО вовремя проложили нитку водовода к ставу водопонизительной скважины № 25 и в ночь с 12 на 13 апреля запустили резервный 250-кубовый насос.
Вообще-то соединить насос с отдельным ставом предлагали еще в феврале. Но тогда эту схему признали затратной и неэффективной: по расчетам, представленным начальником проектно-конструкторского отдела, диаметр труб ставов не позволяет насосам работать с полной производительностью.
– Считалось, что будет работать 24-я водопонизительная скважина, но насос на скважину мы не получили и пришли к паводку фактически с одним насосом и одним ставом, – сетует Олег Кадук.
В итоге пришлось принять февральскую схему, но в авральном режиме. Однако система работает. Видно, как из верхней части водовода бьют два мощных фонтана. По-видимому, дыры в трубе были сделаны, чтобы не переморозить став при работе скважины № 25 зимой.
В руках у Бориса Кононова две берёзовые жерди:
– Чопики в дыры надо забить, чтоб не поливало, – объясняет мастер.
Кроме того, в зумпфе насосной открытого водоотлива необходимо установить водомерную рейку, чтобы отслеживать уровень воды. Но все это, вплоть до включения резервного насоса – лишь полумеры.
– Радоваться пока рано, – убежден главный гидрогеолог. – Дай Бог получить погружной насос – тогда будет легче.
Заявка на погружной насос уже сделана, и деньги перечислены на счет столичного поставщика. Остается дождаться поставки. Тогда будет легче пережить паводок в Гальянском карьере.
– А пока будем отслеживать ситуацию, – резюмирует Олег Кадук.
Александр Кузьменков.
Фото автора.