Слева направо: Алексей Федоров, Алексей Артемочкин, Серафим Парфиевич, Владимир Сафронов, Сергей Зимин, Александр Задыхин.Слева направо: Алексей Федоров, Алексей Артемочкин, Серафим Парфиевич, Владимир Сафронов, Сергей Зимин, Александр Задыхин.Заходя в клеть, ни один горняк не думает о том, когда в последний раз менялись канаты подъемной установки или производился осмотр ствола.
Каждый уверен, что благополучно доедет до нужного ему горизонта, а по окончании рабочей смены поднимется на поверхность. Эту уверенность обеспечивает бесперебойная работа службы подъема.
На «Естюнинской» такая служба насчитывает 24 человека: 11 машинистов подъемной машины и 13 специалистов, обеспечивающих ремонтные работы. Это слесари по ремонту оборудования, электрослесари и газоэлектросварщики.
– В нашем ведении находятся подъемные машины двух стволов, – рассказывает электромеханик участка ВШТ № 4, он же электромеханик службы подъема Руслан Байсултанов. – Две подъемные машины харьковского производства работают в основном стволе шахты – «Естюнинском». Через него мы осуществляем спуск и подъем людей и материалов, здесь же работают две скиповые установки. Вентиляционно-вытяжной ствол является запасным выходом. Он также снабжен подъемной машиной, но ее барабан в два раза меньше, а потому и вместимость клети тоже рассчитана не на 30 человек, как в основном стволе, а лишь на 15.
Вентиляционно-вытяжным стволом, учитывая его обводненность, шахтеры пользуются редко. Однако служба подъема проверяет запасной выход из шахты регулярно.
– Нет-нет, да и случается им воспользоваться, – продолжает Руслан Саламович. – Около трех лет назад из-за аварии вывозили по нему людей на поверхность. Вышли из клети все мокрые, тем не менее, поднялись без проблем.
Все проблемы служба подъема старается решить еще до их возникновения, постоянно проверяя исправность сложного оборудования подъемных машин.
– Но объять необъятное невозможно, поэтому на каждом предприятии, подобном нашему, заключают договор со специалистами-наладчиками, – уверен механик службы подъема. – Существует график наладочных работ, от которого мы стараемся не отходить. Но все же наши специалисты лишь обслуживают данное оборудование, хотя часто приходится устранять небольшие неполадки, не дожидаясь наладчиков. Поэтому сообразительные люди у нас в особой цене. Я стараюсь брать в службу подъема тех, кого в народе называют самоделкиными. Если у человека хобби – ремонт часов, или в автомобильном двигателе может разобраться, такого непременно возьму. У него и склад ума особый, и к работе будет творчески относиться. Есть у нас, например, отец и сын Серафим и Вячеслав Парфиевичи – оба рукастые, хорошо соображают, будут разбираться и пробовать, пока не справятся с задачей. Я очень рад, что в нашей службе есть такие работники.
Однако одной смекалки для работы в службе подъема недостаточно, необходима еще хорошая физическая форма и даже смелость. Для осмотра армировки ствола ребятам приходится спускаться вниз, стоя на крыше клети. Другого способа осмотреть ствол не существует.
– Надеваем монтажные пояса и прорезиненные костюмы, потому что хоть и под козырьком стоим, но по стволу льется настоящий водопад, и производим осмотр, – комментирует Руслан Байсултанов. – Кроме нас, на крыше клети никто не ездит. Только «мушкетеры» службы подъема имеют на это право. Раньше нас называли так из-за широкополых шляп, прорезиненных плащей и пик, которыми мы обираем заколы, и очень ценили. Служба подъема в первую очередь снабжалась запчастями и материалами и всегда считалась сердцем шахты.
Эти времена отлично помнит старейший работник службы Александр Задыхин – почетный высокогорец, работающий на «Естюнинской» со времени запуска шахты в эксплуатацию. Электрик с высшим образованием Алексей Артемочкин важен для службы подъема ценным опытом работы наладчиком. Есть в коллективе и совсем молодые ребята. Один из них – Тимофей Баженов. Уже пять лет после службы в армии он работает здесь, плечом к плечу со своим отцом.
Сейчас молодой электрогазосварщик нарезает железные листы на брони для футеровки скипов дозатора.
– Мне моя работа и профессия очень нравятся, – улыбается Тимофей и возвращается к керосинорезу.
– Одна смена в неделю у нас – ремонтная, мы к ней заранее готовимся, – объясняет бригадир Серафим Парфиевич. – Сейчас нарежем брони, будем сверлить, затем займемся наплавкой и во время ремонтной смены произведем замену броней футеровки. От графика ремонтных работ стараемся не отступать.
А это – при нынешнем снабжении материалами и запчастями – задача непростая.
– Не хватает металла, запчастей для электрооборудования, подшипников, – делятся работники службы подъема.
Тем не менее, рук специалисты службы подъема не опускают: клеть и скиповые установки исправно ходят вверх и вниз. И лучше всего это видно из операторской машиниста подъемной машины.
– Наша подъемная машина – полуавтомат, – разъясняет машинист подъема Ольга Ваколюк. – Я ввожу данные, и машина сама делает остановки вплоть до горизонта минус 240 метра. Дальнейшее управление идет вручную в соответствии с сигналами сигналиста.
Ольга не отрывает взгляда от солидного пульта управления:
– Людей наверх поднимаю, – коротко объясняет она.
Через несколько минут клеть остановится на поверхности, из нее выйдут шахтеры и, увидев солнечный свет, ощутят привычную, знакомую лишь людям опасных профессий, радость: вернулись.
Юлия Григорьева. 
Фото автора.