Дмитрий Волков.Дмитрий Волков.Развитие металлургического комплекса Урала не стоит на месте. Как это сказывается на партнерских отношениях ВГОКа с предприятиями отрасли, и почему металлурги заказывают нам разные виды агломерата? На эти и другие вопросы отвечает главный агломератчик ВГОКа Дмитрий Волков.

– Дмитрий Николаевич, вследствие чего НТМК, работавший раньше на нашем агломерате, отказался от него?

– В прежнее время в доменном цехе НТМК стояло шесть печей, и все они работали на горячем агломерате благодаря двухконусному аппарату, который выдерживал агломерат любой температуры. Затем эти шесть маленьких печей заменили на две большие, а двухконусный аппарат – на бесконусное загрузочное устройство. Теперь температура агломерата не должна превышать 200 градусов. Поэтому железофлюс, который мы поставляем на НТМК, некоторое время должен охлаждаться в хопперах и только после этого загружаться в доменную печь. На Качканарском ГОКе для этой цели предусмотрены охладители, дополнительно сырье охлаждается по дороге в Нижний Тагил. На нашей аглофабрике такого оборудования нет.

– А если бы мы тоже смогли охлаждать наше сырье?

– Вряд ли это что-то изменило бы в наших отношениях с НТМК. Тагильские доменщики отказались от нашего передельного агломерата, когда глобально развернули производство на качканарском сырье. При этом наша руда не может плавиться вместе с качканарской – это разные, несовместимые руды. Мы добываем магнетитовую руду, а качканарцы – титаново-магнетитовую. Если плавить титан при такой же высокой температуре, которая необходима нашим рудам, то он, соединяясь в процессе восстановления с углеродом, образует карбид титана. Это вещество имеет слишком высокую температуру плавления и лишь загромождает доменную печь. Поэтому доменщики, исключив наше сырье из производства, полностью перешли на химически холодную доменную плавку качканарского сырья.

– То есть перспективы поставок агломерата для НТМК не просматриваются?

– Только в том случае, если на НТМК построят специально для нас третью доменную печь. Раньше так и было: несколько печей работали на ванадии, а несколько – на нашем сырье.

– Тем не менее, мы продолжаем поставлять на НТМК железофлюс?

– Отказавшись от нашего агломерата, металлурги предложили нам освоить переработку отходов ванадиевой плавки. Эти отходы совместимы с качканарским сырьем, кроме того, в железофлюсе мы до последнего времени регулировали основность доменной плавки известняком. Заданная основность необходима доменщикам для наведения шлаков.

– Время от времени другие металлургические комбинаты заказывают у нас специфические виды агломератов. Какие цели они при этом преследуют?

– Как правило, такой заказ связан с состоянием доменных печей. Например, ЗСМК просит промывочный агломерат, который «промывал» бы доменную печь от неплавких масс. Это можно сравнить со средством от накипи, которое добавляют в стиральную машину для ее очистки. Агломерат с высокими промывочными свойствами, плавясь, превращается в агрессивную жидкость, стекает по стенке доменной печи, тем самым очищая ее. На НЛМК – противоположная ситуация. Этот металлургический комбинат заказывал нам титанистый агломерат для того, чтобы продлить срок службы требующей ремонта доменной печи. Разрушенную футеровку в этом случае наращивают карбидом титана, который образуется при плавке титанистого агломерата. Таким образом происходит самофутеровка доменной печи.

– Наш агломерат выполняет в таком случае вспомогательные функции?

– У нас уникальная аглофабрика – единственная в России, производит специфичные виды агломерата, в том числе из отходов производства. Надо учесть, что при каждом металлургическом комбинате существует своя аглофабрика. Но доменщики обращаются именно к нам, чтобы избежать больших производственных потерь. Перешихтовка аглофабрики на новый вид агломерата экономически невыгодна. Проще заказать необходимый объем где-то на стороне, в данном случае – у нас.

– При ЧМК тоже работает аглофабрика?

– Да, и это новая аглофабрика. Мощности ее загружены полностью, но челябинским доменщикам не хватает собственного агломерата – работают на привозном. Поэтому ЧМК заказывает нам большой объем железорудного агломерата.

– Этот заказ соизмерим с объемом железофлюса для НТМК?

– Да, соизмеримы и объемы, и цены на эту продукцию. НТМК и ЧМК – два наших основных партнера. Если бы мы нашли еще одного настолько же крупного потребителя, имело бы смысл восстанавливать агломашину № 2. Сегодня это – одна из важнейших задач предприятия.

Интервью провела
Юлия Григорьева.

Фото Андрея Гоголева.