По лестнице, залитой водой, к датчику не подобраться.По лестнице, залитой водой, к датчику не подобраться.После выхода из ремонта штольни Главного карьера нестабильность работы системы сброса хвостов ММС сохраняется. Разладу в системе способствовал целый ряд факторов, о которых мы попросили рассказать главного обогатителя комбината Олега Шабалина.

По его словам, одной из главных причин является увеличение выхода хвостов ММС в связи со снижением качества руды, поступающей на обогатительный передел. В частности, подводить стала руда шахты «Естюнинская», содержание железа в которой до мая 2015 года составляло 23-24 процента, а к лету стало ниже 22 процентов. Другой пример – промпродукт шахты «Южная», который тоже потерял в качестве – вместо прежних 35 процентов дает 31,5-32 процента железа. Все это приводит к внушительным и не очень обнадеживающим цифрам: 215 тонн в час – таков фактический вес хвостов, поступающих в штольню, рассчитанную на нагрузку всего лишь в 135 тонн в час. При таком перегрузе любые технологические отклонения в работе УМО, касающиеся состава сырья или его фракции, более ощутимо сказываются на работе системы сброса хвостов, чем это было раньше.

Олег Шабалин назвал один из наиболее действенных способов решения этой проблемы на сегодняшний день – разделить поток шламов УМО ВОЦ надвое. Часть пульпы направить в трубу над лотком штольни, другую часть – в сам лоток. Если пустить по лотку мощный напор хвостов, это позволит избежать застоев и предупредить заиливание лотка штольни.

Есть и еще одна проблема, которая заключается в неудовлетворительном состоянии коммуникаций. Одна третья часть 120-метровой трубы, проложенной над лотком, уже довольно давно прохудилась, и работники ЦПТО, не имея возможности произвести замену этого участка шламопровода, просто развернули его относительно своей оси поврежденной стороной вверх. И теперь каждый раз, когда с УМО идет мощный выброс пульпы в шламопровод, тонкий слой шлама просачивается через брешь в лоток, заиливая его.

Впрочем, решение этой проблемы скоро наступит – сотрудники ЦПТО нашли замену изношенному участку трубы. В ходе прошедшего недавно ремонта лотка они отрезали 40-метровый кусок трубы на выходе ее в Главный карьер, чтобы впоследствии использовать его в качестве материала для замены прохудившейся трубы.

До недавнего времени всех этих проблем помогала избегать автоматическая система контроля над уровнем шлама в штольне. Установленный в лотке датчик передавал показания, касающиеся уровня пульпы в лотке, что позволяло своевременно предпринимать меры по снижению нагрузки на лоток. Однако в последние несколько месяцев датчик периодически находится в неисправном состоянии. Работники ЦТА уже не раз меняли кабель, который по причине высокой влажности сгнивал под землей либо обрывался, пока в штольне велись ремонтные работы. Последний раз, когда это произошло, спуститься и посмотреть причину неисправности оказалось делом нереальным – лоток штольни заилило настолько, что путь к датчику оказался отрезан. Получается замкнутый круг – предвидеть заиливание штольни мы не можем, потому что сломан прибор учета. Но и восстановить датчик сейчас невозможно – он затоплен.

Сергей Прилепин оценивает состояние штольни.Сергей Прилепин оценивает состояние штольни.Тем не менее, работники ЦТА продолжают регулярно предпринимать попытки добраться до датчика и устранить неисправность.

На днях корреспондент «ВГ» побывала вместе с ними под землей в надежде запечатлеть этот процесс. Однако попытка проникнуть в штольню со стороны УМО вновь оказалась неудачной. Спуститься под землю удалось лишь до первой галереи, ниже которой была вода. Поток, предназначенный для размывки лотка штольни, вырывался из трубы прямо на лестницу и заливал нижний горизонт выработки. С трудом удалось сделать лишь несколько кадров.

В заключение начальник ЦТА Сергей Прилепин провел корреспондента в корпус участка мокрого обогащения, где расположен расходомер – на него поступают показания подземного датчика учета хвостов. Сейчас на его табло высвечивается только одна надпись – неисправен.

Есть еще одна идея, которую предложил главный инженер ВОЦа Сергей Скорняков. Установить в районе лотка другой датчик – раннего предупреждения заиливания. Однако даст ли он ожидаемый результат в условиях, в которых сейчас приходится работать участку мокрого обогащения, – станет известно только после того, как работа штольни нормализуется и появится возможность предпринимать какие-то действия.

Елена Пешкова.

Фото автора.