Первый ремонт штольни9 июня завершился пятисуточный ремонт штольни Главного карьера.

Если кто-то никогда не бывал в этом замечательном месте, могу рассказать, что штольня представляет собой горную выработку длиной в километр, по которой хвосты с ВОЦа сбрасывают в Главный карьер.

Со стороны Главного карьера мы и входим в этот темный тоннель. Неужели ремонтные работы производились при свете фонаря?

– Нет, конечно, – разубеждает начальник ЦПТО Сергей Кулеш. – Одним из условий подрядчиков, производивших ремонт лотка штольни, было освещение. Наши энергетики постарались, и теперь на 360-ти метрах выработки есть стационарное освещение. На остальном участке подрядчики пользовались переносными гирляндами.

Внутри штольни есть только рельсы, по которым может пройти вагонетка, и шламовый лоток, по которому хвосты с УМО самотеком спускаются в карьер. Вот его-то, этот лоток, и ремонтировали.

– Борта и днище лотка выложены железобетонными плитами, футерованными износоустойчивыми плитками каменного литья, – объясняет главный специалист по техническому надзору отдела капитального строительства Денис Козырев. – Эксплуатируется шламовый лоток уже около 20 лет и за это время ни разу не ремонтировался. Плитки каменного литья износились, начали разрушаться железобетонные плиты самой конструкции лотка. Было принято решение произвести частичный ремонт: на 362 метрах лотка восстановили футеровку из плитки, оставшиеся 640 метров укрепили и выровняли бетонным раствором.

С ремонтными работами подрядная организация ООО «РемЭнергоМонтаж» справилась досрочно – с 4 по 6 июня. Следующие два дня лоток высыхал, а бетон набирал прочность.

Подрядчиков Денис Сергеевич хвалит:

– Квалифицированные строители с большим опытом работы. На Качканарском ГОКе они периодически проводят подобные ремонты.

Сергей Кулеш подчеркивает значимость прошедшего ремонта:

– Прежде всего, важна целостность шламового лотка, которую удалось восстановить, – считает Сергей Владиленович. – Штольня проходит в породах разной крепости, и при возникновении утечки воды за пределы лотка и штольни может начаться подмывание породы. А это чревато очень неприятными последствиями. Второй момент – днище лотка давно стало неровным, что, вероятно, сказывалось на его пропускной способности.

Первый ремонт штольниИз лотка штольни пульпа попадает в камеру гашения гидроудара, а оттуда по двум шламопроводам спускается непосредственно в шламохранилище Главного карьера. Туда же спускаемся и мы, чтобы оценить технологическое решение борьбы с заиливанием шламопровода № 2.

Пульпа – вода с песком – под хорошим напором вытекает из трубы шламопровода. Но если вода продолжает беспрепятственно течь в заданном направлении, то песок оседает тут же – в непосредственной близости от трубы. С течением времени гора его растет, подступая все ближе к отверстию трубы шламопровода и рискуя заилить ее.

Решение этой ситуации оказалось простым – обрезать кусок трубы, тем самым сместив сброс пульпы на новое место.

– Кроме того пришлось, конечно, подготовить площадку, чтобы сброс хвостов шел в сторону шламохранилища, а не в сторону борта карьера, – продолжает объяснения Сергей Кулеш.

Над укреплением восточного борта работают машинист экскаватора Юрий Шомин и машинист бульдозера Артем Каменский. Еще один машинист экскаватора – Сергей Бекинг – занимается тампонажем карстовых зон.

Здесь же, у шламохранилища, встречаем и главного гидрогеолога.

– По заданию главного инженера комбината проверяю работу укороченного восточного шламопровода, – четко формулирует Олег Кадук. – Пока все замечательно.

Юлия Григорьева.

Фото автора.

 

P. S. Пока готовился материал, стало известно, что в первые же сутки после запуска штольня заилилась. По мнению главного обогатителя комбината Олега Шабалина, это никак не связано с качеством прошедшего ремонта. Причина заиливания – изношенность труб над лотком, из-за чего тонкий шлам попадал в сам лоток. В течение суток, подключив сотрудников ВГСЧ, лоток промыли. Производство вновь налажено.