В конце марта специалисты ЦПТО традиционно приступают к мониторингу ситуации по предстоящему весеннему паводку, а в разгар апреля стандартные мероприятия по подготовке к пропуску весенних вод выполнены уже почти полностью.

Среди этих мероприятий, как всегда, очистка подъездных путей к шламонакопителям, ревизия подъемных механизмов затворов плотины на реке Баранча, а также пускового и насос­ного оборудования на насосных станциях. Ну и естественно, постоянный контроль прохождения паводковых вод по руслам ручьев и рек, протекающих по территории ВГОКа.

– Весенний паводок состоит из двух этапов, – напоминает начальник ЦПТО Сергей Кулеш. – Первый – обильное, но обычно быстрое снеготаяние, второй – более медленный и опасный, когда снег начинает таять в лесу, вскрываются реки и оттаивает земля. И конечно, уровень воды в это время во всех водоемах должен расти. Но в этом году, когда я присутствовал на штабе городской противопаводковой комиссии, все отчитывались как раз о том, что уровень воды во всех прудах значительно упал. Это касается и Леневского, и Черноисточинского, и Верхне-Выйского водохранилищ. Причем специалисты подчеркивают, что уровень воды снижается на протяжении уже нескольких лет, и сейчас, начиная с 2015 года, отмечен самый низкий уровень. Прогноз таков: большой воды и связанных с этим проблем в этом году ожидать не стоит, а вот беречь воду надо. Соответственно разговор на совещании плавно перешел на тему пожароопасного периода, который как раз ожидается в связи с предстоящим дефицитом воды.

Долго ждать не пришлось. Уже с 5 апреля постановлением губернатора Свердловской области на Урале был объявлен пожароопасный сезон. А что касается дефицита воды, Сергей Владиленович объясняет этот факт следующей тенденцией:

– Раньше снег ложился на влажную землю, а в последние годы он выпадает на сухую. В итоге весной растаявший снег будет насыщать влагой и землю, и водоемы. При кажущемся большом объеме снега в лесах воды в водоемы может прийти не так уж и много. Но опять же время покажет. Что касается пропуска паводковых вод по территории ВГОКа, то я большой опасности здесь не вижу. В Главном карьере на данный момент такая ситуация: уровень воды, поступающей в шахту «Магнетитовая», находится на минимальной отметке. Главное, чтобы все насосы у шахтеров были исправны. На открытом водоотливе Гальянского карьера вышел из строя резервный насос – сломался вал. Но сейчас уровень воды на водоотливе не растет, один насос ЦНС-300 справляется с нагрузкой, но без резерва, конечно, оставаться опасно. Токари Лебяжинского аглоцеха изготовили нам новый вал, сейчас собираем второй насос, а параллельно изыскиваем средства на закупку ротора для еще одного резервного насоса 1Д-250. Зумпф Меднорудянского карьера, переполнение которого во время паводка грозит подтоплением близлежащих домов, на данный момент пустой – откачивать из него воду нет необходимости. На плотине реки Баранча затворы пока чуть приподняты, но по ситуации будем их поднимать еще, насколько – покажет время. Были годы, когда паводок по реке проходил при полностью поднятых затворах. Стараемся держать оптимальный уровень воды, при котором и берег не размывает, и производство ЛАЦа водой обеспечено. Чтобы было понятно, в поселке Баранчинский есть пруд, куда впадают реки Ак-тай и Баранча, где также имеется плотина, регулирующая уровень воды в пруду. И вот та вода, которая вытекает через затворы этой плотины, и называется той Баранчей, которая протекает в том числе через затворы нашей плотины и далее впадает в реку Тагил. Получается, что если реки, впадающие в Баранчинский пруд, обмелеют, то для поддержания уровня воды в пруду на плотине придется прикрывать сброс, что в итоге, конечно же, повлияет на наш водозабор, появится необходимость к максимальному сохранению приходящей воды. Но это, если лето будет сухое и жаркое.

Юлия Григорьева.

Фото предоставлено работниками ЦПТО.