Совсем скоро наступит новый 2023 год. Но прежде чем перейти на другой временной уровень, надо отдать должное году уходящему. Чем же он отличился, какой след оставил в нашей жизни? Об этом – интервью с генеральным директором Дмитрием Рыбакиным.

– Дмитрий Васильевич, каким был уходящий год для ВГОКа?

– Он был, надо сказать, особенным, и прежде всего мы, как и вся страна, испытали на себе влияние глобальных событий мирового значения. Первая половина года сложилась позитивно, прежде всего – радовали цены. Постепенно начали сказываться моменты, связанные со спецоперацией. Мы ушли от ценообразования по мировым котировкам на внутреннее формирование цен. Во второй половине года цены снизились, причем значительно, до уровня 2018 года. Нас выручило то, что в удачном 2021-м успели сделать достаточно много: стабилизировали производство, дополнительно вложились в оборудование, подтянули ремонты. За счет этого задела держались и в текущем году. Так, вложения в горный передел дали ему возможность работать на уровне планов и даже превысить уровень предыдущего года на 10 процентов. Правда, на выпуске конечной продукции это мало сказалось, ведь чем глубже под землю забираемся, тем беднее руда. А значит, обогатителям приходится прилагать больше усилий по переработке руды и получению концентрата. Раньше нам удавалось закупать на других предприятиях богатую железом руду и добавлять к нашей, но не в сегодняшних условиях. Поэтому пришлось обходиться собственной рудой, и мы поняли, что можем работать за счет внутренних ресурсов.

– Низкие цены сказались как-то на развитии комбината?

– Несмотря на сложившуюся ситуацию, мы не остановили ни один инвестиционный проект, истратив на них 38 миллионов рублей. Крупные проекты осуществляем своими силами. При вскрытии запасов шахты «Южная» на 320-м горизонте прошли на 190 погонных метров больше, чем в 2021 году. В конце 2023 года 160-й горизонт выбывает из работы, и мы должны приступить к добыче руды на подготовленных запасах 320-го в то же время. Это серьезная программа, но руководство шахты знает, как выполнить задачу. Другой проект – переход на самоходную технику на шахте «Естюнинская». В конце прошлого года была задержка с вводом оборудования: технология для нас новая, пришлось много учиться, осваивать, перенимать опыт на других предприятиях. Не обошлось и без ошибок. В этом году прошли почти 250 погонных метров выработок. Теперь у нас есть понимание, как работать на новом оборудовании, как крепить выработки. По «Естюнинской» стоит та же задача, что и по «Южной», – в следующем году начать добычные работы по новой технологии. Заключен договор с фирмой «БЕЛАЗ» о поставке погрузочно-доставочной машины. Мы поняли, что аналогичная машина, которую приобрели для проходческих работ, по производительности не устраивает, особенно во время процесса добычи руды. Придет новая машина в январе-феврале 2023 года. Сегодня мы восполняем пробелы предыдущих периодов, еще в 2016-2017 годах надо было провести проходку и подготовить запасы. Но ряд серьезных проблем помешал это сделать тогда. Мы решили проблемы в 2020 году, и уже достаточно много прошли в этом направлении своими силами.

– А что Вы лично ожидали от уходящего года?

– Прежде всего, высоких цен на нашу продукцию. Ведь у нас подземная добыча, это очень затратный процесс, разветвленная инфраструктура, расположенная на разных площадках, высокая транспортная составляющая. И все это хозяйство надо содержать, да еще и оставить денег на развитие. Конечно, есть проблемы, в том числе и финансовые, но надо учиться их преодолевать, внедрять экономичные проекты. Такие, как освоение 320-го горизонта, где был сформирован участок из своих же рабочих. Купили для них комплекс проходки восстающих, лебедки, оборудование проходческое восстановили, инфраструктуру. Будем вводить в эксплуатацию капитально отремонтированную проходческую установку, чтобы ускорить процесс подготовки запасов. Помимо подготовительных выработок начинаем нарезать новые блоки. Пройдены скреперные полки, мы начинаем движение вверх, чтобы уже вскрывать запасы. Инфраструктура для эксплуатации горизонта готова на 90 процентов: железнодорожные пути, освещение, трубопроводы, кабельная продукция. Для нормального функционирования горизонта необходимо установить вагоноопрокидыватель, трансформаторную подстанцию, построить электровозное депо. Конечно, многое надеялись сделать в этом году, и сделали бы, если бы не подкачали цены.

– Есть еще один большой проект – комплекс сушки концентрата. Как он себя показал?

– Запустили его еще в прошлом году и сразу поняли, что есть ряд проблем в системах автоматизации и пылеподавления, производительность не устраивала – она была не в тех параметрах, которые заложены в проекте. Задачей на лето было привести комплекс в порядок, устранить проблемные точки. С 15 октября комплекс запустили и достигли проектных показателей. Но ряд доработок еще ведется, поскольку технология новая. Впрочем, наши специалисты уже все изучили и достигли хороших технико-экономических показателей во время эксплуатации. Мы сравнивали с другими подобными комплексами, которые работают в России, и убедились, что многие показатели у нас наилучшие, в частности, расход электроэнергии и газа на количество высушенного концентрата. Это позволяет добиться снижения себестоимости товарной продукции. Сушка концентрата показала свою эффективность. Думаю, что через полтора года мы окупим вложенные в строительство комплекса средства. Добавлю, что ни от одного потребителя не было нареканий, влага на уровне тех параметров, которые нам предъявляют заказчики – ЧМК, ММК, ЗСМК.

– Каковы прогнозы на цены в следующем году?

– Гадать сложно. В первом квартале, скорее всего, цены на нашу продукцию останутся неизменными. А вот весной ожидаем перемен. Президент России Владимир Путин поставил задачу по производству металла для внутреннего рынка, что даст толчок развитию металлургии. А рост потребления металла ведет за собой подъем во всех смежных отраслях. Санкции, направленные на горнодобывающую и металлургическую отрасли, приводят к перераспределению потоков товаров на другие рынки. Но нужно время, чтобы перестроить логистику – транспортную инфраструктуру, систему приемки. Рынок начинает стабилизироваться. По крайней мере, нет снижения объемов производства у металлургов. И после падения процесс роста цен всегда неизбежен.

– Какие подразделения Вы хотели бы особо отметить?

– Не хочется кого-то выделять. В тех условиях, в каких мы сегодня работаем, с постоянной нехваткой материалов, все показали себя достойно. Но хочется поблагодарить коллектив Лебяжинского аглоцеха, который досрочно выполнил производственный план. В условиях, когда многие наши заказчики переходят на выпуск собственного агломерата и когда часто возникают проблемы с поставкой вагонов для погрузки продукции, мы стали наращивать объемы выпуска железофлюса для нашего надежного и постоянного партнера – НТМК. ЛАЦ с этой задачей справился, и с 2019-го по 2022 год объем выпуска этой продукции вырос на 30 процентов. Хочется отметить специалистов цеха, которые совместно с качканарскими и тагильскими металлургами разработали программу и четко ее выполняют. В прошлом году был проведен ряд экспериментов по созданию новых видов агломерата для НТМК, они понравились, и мы планируем выпускать в следующем году эти спецагломераты. Пока объем небольшой, но продукт – сверхмаржинальный. Возвращаемся с января на прежние высокие объемы произодства железофлюса, за год планируется выпустить его 1 миллион 58 тонн. То есть восполняем объемы, образовавшиеся после прекращения офлюсования концентрата. Но и цепочку офлюсования не разобрали: рынок может измениться, вдруг понадобится?

– Всех интересует, почему была задержана выплата заработной платы.

– Два с половиной года мы не имели проблем с зарплатой. Произошел инцидент с отгрузкой концентрата на ММК. В середине ноября на этом предприятии был большой наплыв материалов, и они не были готовы принять наше сырье. Пришлось перестроить отгрузку концентрата на ЗСМК, но время ушло на то, чтобы найти вагоны, подписать контракты, согласовать цены. В связи с этим поток денежных средств уменьшился, и мы распределяли их, чтобы и зарплату не сорвать, и самое необходимое для производства купить. К тому же в декабре надо было произвести большой взрыв на «Южной», а это – отвлечение средств. Сейчас вопрос с заработной платой снят, и в дальнейшем войдем в график выплат.

– Какие планы на 2023 год?

– Продолжить и выполнить инвестпроекты. Впервые в ближайшей истории ВГОКа мы купили лицензию на отработку месторождения. 20 декабря был проведен аукцион на электронной торговой площадке. Мы подали заявку и приобрели лицензию на техногенное месторождение «Александровский отвал». Объем запасов небольшой – 2,5 миллиона тонн, но он позволяет нам добывать руду в течение пяти лет после консервации шахты «Магнетитовая» и до решения вопросов по приобретению следующих лицензий. Разработка будет открытой, это складированные ранее забалансовые руды Александровского карьера. Такая руда хорошо обогащается, практически готовый материал, не надо проводить бурение, взрывные работы. Необходимо только подготовить инфраструктуру, погрузку руды и доставку на ВОЦ. Центральный карьер продолжит свою работу, уже по дополненному проекту. Увеличивается срок эксплуатации карьера, опускаемся ниже, и это дает нам возможность работать до 2028 года.

– Ваши пожелания высокогорцам на 2023 год?

– Прежде всего – безопасной работы. И еще – учиться, осваивать свою профессию, перенимать опыт у других. Поменялось много руководителей подразделений, хочется им пожелать успехов. Большая благодарность всем работникам комбината, здоровья вам, удачи и хороших цен на нашу продукцию. То, что сделано в последние годы для подготовки рудной базы, дает понимание, что комбинат может работать еще долгие годы.

Интервью провела Ирина Штин.