22 декабря – День энергетика

Вспоминая об этом профессиональном празднике, мы обычно рассказываем об энергослужбах предприятия и цехов, о цехах сетей и подстанций, забывая о таком подразделении, как ЦПТО.

А ведь именно ЦПТО, который в 1930-х годах назывался просто Водным хозяйством, до сих пор обеспечивает бесперебойную подачу для нужд производства такого важного энергоресурса, как вода.

– Этот энергоресурс недооценен, – считает начальник ЛАЦа Евгений Комаров. – И нынешняя ситуация на Лебяжке это продемонстрировала. Как только МУП «Тагилэнерго» перекрыл за долги поступление воды в цех, у нас начались серьезные проблемы с отоплением. Объема воды, как и мощности собственного водогрейного оборудования для ее подогрева до нужной температуры, не хватает, давление в трубах падает. На данный момент мы приспособились работать в таких условиях, но морозов ждем с большой тревогой. Не знаем, переживет ли их наша система отопления.

А вот что касается воды, предназначенной для технологического процесса спекания агломерата, тут все в порядке. Подачу этой воды никто перекрыть не может, потому что и система водоотливов, и многочисленные насосные станции стоят на балансе ЦПТО ВГОКа.

– Правда, эта вода предназначена лишь для технологии, перенаправить ее в душевые или систему отопления мы не можем, – комментирует Евгений Комаров. – Однако работа агломашин без нее была бы невозможна. Согласно технологической карте влажность шихты на смесителе и окомкователе должна достигать 8 процентов. И если это условие не соблюдается, процесс спекания просто не идет. Поэтому любой сбой на насосных станциях ведет к остановке фабрики. Но случается такое, должен признать, крайне редко.

Следят за бесперебойной подачей технологической воды «бойцы невидимого фронта» – слесари и сварщики ЦПТО, поддерживающие систему водоотливов в рабочем состоянии, машинисты насосных установок, контролирующие бесперебойную работу оборудования и подачу воды. Одна из них – машинист насосных установок Жанна Патрушева.

Встречаемся мы с Жанной Сергеевной на насосной станции второго подъема, которую моя собеседница считает важнейшей для обеспечения технологии производства ЛАЦа:

– Именно эта насосная подает воду непосредственно на фабрику. А получает в свою очередь воду с насосной первого подъема, установленной на реке Баранче, и отстоянную воду с оборотной насосной. Иногда мы сталкиваемся с проблемами, если, например, в водоемах понижается уровень воды во время засухи. К тому же воду из баранчинского водовода берет масса других потребителей. Водовод тянется на 13 километров, и на всем протяжении к нему кто-то подключен: предприятия, садоводческие товарищества… А насосная второго подъема – в конце этой цепочки, поэтому при большом разборе вода до нас доходит уже не в том объеме, который необходим. А на фабрику надо подать хорошее давление – семь-восемь атмосфер. Если давление падает, мы созваниваемся с другими насосными, просим добавить воды. Девочки на оборотной и на насосной первого подъема открывают задвижки, поднимают давление, и мы выравниваем ситуацию. Очень редко такое происходит, чтобы фабрика осталась без воды, и связано это бывает с природными явлениями. Помню, во время сильной грозы выбило электро­оборудование на подстанции, и все насосы встали. Подача воды, естественно, прекратилась, и Лебяжинский аглоцех тоже остановил работу. Все ждали, когда энергетики устранят аварию. А чтобы по нашей вине прекратилась подача воды, такого за пять лет работы в ЦПТО не припомню.

Именно для того, чтобы исключить такую возможность, на каждой насосной станции ЦПТО предусмотрены резервные насосы.

– Причем перейти на резервное оборудование мы можем, не прекращая подачу воды, – продолжает Жанна Патрушева. – Все продумано. И каждый машинист насосных установок в ЦПТО знает, что подачу воды нельзя останавливать ни при каких условиях. Для нас такая остановка – настоящее ЧП.

Путь Жанны Патрушевой в ЦПТО был долгим и интересным, но работу она всегда выбирала по принципу «Дело должно нравиться».

– После школы я работала на фабрике елочной игрушки, которая находилась на Кушве. Очень мне там нравилось. Стеклодувы выдували, а мы разрисовывали елочные игрушки и маски. Там я получила опыт работы с краскопультом. Когда в 1990-е годы фабрику закрыли, мне очень пригодилось знание этой технологии при устройстве на мебельный комбинат на Вагонке. Здесь я тоже работала с краскопультом, а профессия называлась «Маляр изделий из древесины». Очень мне там нравилось, но потом начались проблемы с выплатой зарплаты, и я стала подыскивать работу поближе к дому, а жила я на Лебяжке.

Что может быть ближе к Лебяжке, чем Лебяжинский аглоцех? Сюда Жанна Сергеевна и пришла 18 лет назад на должность машиниста конвейера.

– Промышленное производство меня не испугало, работа понравилась. К тому же на аглоучастке я обслуживала не только конвейеры, но и насосные установки, поэтому сдала на права, которые пригодились, когда вышла по горячей сетке на пенсию. Перешла в ЦПТО. Здесь тоже с удовольствием работаю. К тому же мы – машинисты насосных установок – выполняем очень важную задачу. В обеспечении производственного процесса ЛАЦа вода не менее значима, чем газ и электроэнергия. А в бытовом плане она, пожалуй, самый важный энергоресурс. Без электричества и газа люди когда-то жили, хоть и некомфортно, но жили. Смогут ли они обойтись без воды?

Юлия Григорьева.

Фото автора.