30 октября – День инженера-механика

Если оценивать подразделения ВГОКа по парку оборудования, то, наверное, одной из самых богатых можно считать шахту «Южная».

Это подразделение не уступит ни ВОЦу, ни ЛАЦу, потому что включает в себя многочисленное оборудование шахты и дробильно-обогатительного участка, грузоподъемные механизмы транспортного цеха. За работу всех этих агрегатов разного уровня сложности отвечает главный механик «Южной» Андрей Самосудов.

– Нам еще какого-нибудь хлебозавода не хватает, – шутит Андрей Геннадьевич.

Чувства юмора Самосудову не занимать, как, впрочем, и целеустремленности. В детстве он мечтал стать космонавтом, но к окончанию школы четко определился с профессией: пойду учиться на горного механика.

– Стать космонавтом не вышло, а в Уральскую государственную горно-геологическую академию, как тогда назывался горный институт, поступил, – рассказывает Андрей Самосудов. – У меня было много знакомых ребят, которые там учились, и всем очень нравилось. К тому же шахта в Кушве, на ней тогда много друзей моих родителей работало – в советское еще время. Я поступил на горно-механический факультет, специальность – горный электромеханик. Учеба шла по-разному. Сопутствующие предметы, вроде философии, мне казались очень скучными. С иностранным языком вообще не повезло. Я честно сказал, что учил в школе французский, и попал в группу к преподавателю, который довольно долго жил в Провансе. Он требовал от нас, чтобы мы, как и он, щебетали по-французски, и «тройки» ставил безжалостно. Зато по электротехнике у меня была «пятерка», и теоретическую механику хорошо тянул. Вообще, спецпредметы очень нравились. И преподаватели, во всяком случае, в мое время на кафедре были отличными: своих студентов никогда не бросали.

Осенью 2000 года выпускник с дипломом горного электромеханика устроился на шахту «Южная». Шахта тогда переживала сложный период: в марте 2000 года началось ее банкротство, а в 2003 году был образован рудник «Гороблагодатский», вошедший в состав Высокогорского горно-обогатительного комбината. Вслед за этим стартовала реконструкция шахты. А для молодого механика начались новые университеты.

– Сначала я был электрослесарем в службе главного энергетика, – вспоминает Андрей Геннадьевич. – Через полгода перевелся электрослесарем на шахтный подъем. А в 2001 году, после того как объединили две шахты – «Южную» и «Северную» – в один цех, меня назначили электромехаником на комплексном участке, обслуживающем «Северную».

Именно на шахте «Северная» Самосудов впервые испытал свои силы в самостоятельной работе.

– Страшно не было. Наоборот, я взялся за дело с азартом, хотелось все узнать досконально, наработать опыт и развиваться в профессии.

В итоге активного механика перебросили на один из важнейших участков – механиком подъема на участке ВШТ. Затем Андрей Самосудов стал и заместителем начальника участка ВШТ. Оттуда в 2012 году его забрал в свою службу главный механик шахты Виктор Старостин.

– Я стал заместителем Виктора Георгиевича и до сих пор вспоминаю о нем с благодарностью. Он подготовил меня к этой работе, научил многим нюансам, о которых в университете никогда не расскажут. В 2015 году, как только Виктор Георгиевич ушел на пенсию, я был назначен главным механиком шахты.

Но профессиональная жизнь механика измеряется не только сменой должностей. Это еще и интересные проекты, в которых довелось поучаствовать. Самым грандиозным проектом на своем профессиональном веку Андрей Самосудов считает замену коренной части многоканатной скиповой подъемной машины.

– Это было в 2009 году, проектом руководил Виктор Георгиевич Старостин, а я участвовал в этой работе в качестве заместителя начальника участка ВШТ, – рассказывает Андрей Самосудов. – Мы меняли коренную часть машины, канатоведущий шкив, тормозную систему. Все это 40-тонное оборудование надо было доставить на 56-ю отметку, собрать и запустить в работу. Мне тогда Виктор Старостин сказал: «Андрей Геннадьевич, ты еще будешь своим внукам об этом рассказывать».

А в 2014 году Андрей Самосудов уже самостоятельно руководил проектом по замене пассажирского и грузового лифтов, изготовленных еще в 1960-х годах, на новые. Ну, и капитальные ремонты – ответственная, сложная работа, которой Самосудов всегда рад. За 22 года работы на «Южной» он пришел к выводу, что механик должен быть в некотором смысле прорицателем, то есть своевременно предвидеть возможные выходы из строя оборудования и не допускать этого. Естественно, такое предвидение нарабатывается годами, исключительно опытным путем.

– Поэтому так расстраивает перенос капремонтов по каким-либо причинам. Капитальный ремонт – это залог спокойной, ритмичной работы производства.

Отдыхает механик «Южной» опять же в обнимку с железом – в «качалке».

– Четыре года назад впервые попробовал и понял, что физическая нагрузка – отличное средство отключить мозги и привести в порядок эмоции. Так и идет жизнь: семья, работа, «качалка». Работа, конечно, занимает львиную долю времени. Я жену реже вижу, чем своих коллег. Но ни разу не пожалел о своем выборе профессии и о том, что устроился на «Южную». У нас на шахте отличный коллектив, мы с детства друг друга знаем. А в последний год, кроме зарплаты, работа стала приносить и терапевтические плоды. Мы живем в непростое время, и новости кого угодно способны выбить из эмоционального равновесия. И если без конца их читать, свихнуться можно. А когда начинаешь заниматься делом, ощущаешь некую стабильность. Поэтому работать надо, сегодня – особенно.

Юлия Григорьева.

Фото автора.