В последнее время 40 процентов вновь принимаемых работников трудоустраиваются на предприятие с условием обучения. Естественно, что инструктор производственного обучения становится в основных цехах все более значимой фигурой. В Лебяжинском аглоцехе с этой задачей безупречно справляется Александр Васильевич Кропанев, и в этом году коллектив ЛАЦа выдвинул своего инструктора на Доску почета ВГОКа.

Пацан с Лебяжстроя

Александр Кропанев – лебяжинец от самых корней. Он не просто всю жизнь проработал в этом цехе, фабрику начал изучать буквально с шестилетнего возраста:

– В детстве я жил на так называемом Лебяжстрое. Нас, пацанов, очень привлекала романтика производства, поэтому фабрика была местом постоянных вылазок. К тому же наши родители здесь работали. Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что Лебяжка изначально была моей судьбой.

Вполне закономерно Александр окончил горный техникум по специальности «Обогащение полезных ископаемых», прошел на Лебяжке две практики и даже перед службой в армии успел здесь поработать.

В экипаже «камикадзе»

А вот дальше судьба забросила Александра Кропанева на Тихоокеанский флот и дала шанс полностью переписать все, что предназначено.

– Служба на подводной лодке стала одним из самых ярких моментов в жизни, – уверен Александр Васильевич. – Мне в определенном смысле повезло: я попал на действующую подводную лодку, которая не покидала морей. За плечами у меня два автономных плавания, а это – боевое дежурство с боезапасом на борту. Подлодка была дизельная, старенькая, но в свое время гремела – в 1984 году была признана лучшей подлодкой Тихоокеанского флота. Экипаж у нас был очень дружный и сильнейший офицерский состав. Я до сих пор со многими поддерживаю связь, несмотря на то, что жизнь разбросала нас по всей территории бывшего СНГ. Служба закалила характер. Там я стал комсоргом части, а потом и в партию вступил. Адреналин зашкаливал: ходили, как говорится, под Богом. Да от нас и не скрывали, что в случае военных действий наша подлодка предназначена только на один выход. Наш экипаж и называли «камикадзе».

После срочной службы Александру Кропаневу предложили остаться на флоте в должности мичмана.

– Но я отказался, очень уж соскучился по родителям и родным местам. Иногда думаю о том, как бы сложилась моя жизнь, если бы тогда я принял это предложение. Но сейчас сожалеть уже поздно, а вот вспоминать об этом невероятном приключении длиной в три года очень приятно.

Жизнь на ДОФе

Вернувшись домой, Александр, естественно, отправился на Лебяжку – на дробильно-­обогатительную фабрику. Здесь тоже хватало адреналина, скучать не приходилось. Тем более что довольно скоро перспективный работник принял под руководство бригаду и скроил ее по своим требованиям. Практически каждый имел все удостоверения по профессиям, которые были на ДОФе. Позже Александр Васильевич стал мастером, потом старшим мастером, нередко исполнял обязанности начальника участка. А ближе к пенсии выяснилось, что у линейных руководителей ДОФа не насчитывается вредный стаж. Поэтому Александр Кропанев перешел мастером на аглоучасток.

– А после выхода на пенсию и вовсе перешел в рабочие – дозировщиком. Уже зрела мысль, что пора рассчитываться, но начальник цеха Юрий Михайлович Шешуков сказал мне: «Хватит лопатой махать, пора опыт свой передавать».

Неформальное отношение

Так в 2019 году Александр Васильевич стал инструктором производственного обучения рабочих массовых профессий Лебяжинского аглоцеха. По сравнению с работой на производстве новая должность показалась поначалу скучной.

– Я все время спешил, что-то делал, был в постоянном движении и напряжении и вдруг остановился. Ребята с сочувствием спрашивали: «Что, пятки горят?» Пятки действительно горели, и перестроиться было очень тяжело. Но постепенно втянулся, хотя в корпуса цеха по-прежнему наведываюсь.

Что же касается непосредственно обучения, то с этим у Александра Васильевича никаких проблем не возникло. Да и не могло возникнуть, потому что подготовкой новых кадров он занимался всегда, был в цехе преподавателем теоретического обучения. Взять хоть Дениса Дедюхина, которого в ЛАЦе считают признанным специалистом по горнам.

– А ведь меня всему Александр Васильевич Кропанев научил, – признался как-то Денис.

Но одно дело обучать заинтересованных ребят с техническим образованием, и совсем другое – бывших воспитательниц, кассиров, нянечек и поваров. Именно они являются сегодня основными учениками, а вернее, ученицами Александра Кропанева, потому что активнее всего обновление персонала в ЛАЦе идет по профессии «машинист конвейера».

– И тут важно не запугать людей технической терминологией, а объяснить сложные для них вещи просто, – считает Александр Васильевич. – Поэтому я стараюсь использовать в объяснениях доходчивые образы и простые примеры. Никто не знает, что такое червячная передача, зато все крутили мясо на фарш и, вспоминая, как работает мясорубка, сразу понимают, о чем речь. То же самое цепная передача – достаточно вспомнить звездочку и цепь велосипеда. Такой неформальный подход к обучению я перенял в свое время у прекрасных наставников Николая Борисовича Уткина и Николая Павловича Колдомова.

Приятные моменты

Со временем Александр Кропанев стал получать удовольствие от новых обязанностей. Особенно приятно, когда твои ученики показывают хороший уровень знаний.

– Помню, Анатолий Сергеевич Кузнецов, в тот момент начальник участка шихтовки рудных и нерудных полезных ископаемых, принимая экзамен, восхитился уверенным ответом машиниста конвейера: «Откуда ты все знаешь?» «Меня же Александр Васильевич обучал», – ответила машинист конвейера. Такие моменты, конечно, очень приятны. Понимаешь, что все не зря. Я сразу стараюсь научить людей технически грамотным терминам и поясняю, что от того, как ты говоришь – «перегрузочный узел» или «течка», будет во многом зависеть и отношение к тебе на производстве. Мужчин обучать, конечно, легче – они лучше разбираются в технике. Кое-что представляют и автоледи. Стараюсь подстраиваться под каждого человека индивидуально.

Моряк, руководитель и педагог, Александр Кропанев, несомненно, является представителем старой школы лебяжинских производственников и связующим звеном поколений в подразделении. Благодаря таким людям Лебяжка сохраняет систему наставничества, а значит, и достаточно стабильный, профессиональный коллектив.

Юлия Григорьева.

Фото автора.