В жизни Альберта Павловича Деппершмидта Великая Отечественная война сыграла важную, даже судьбоносную роль.

Сам он, поволжский немец, родился и вырос в Автономной Республике Немцев Поволжья, которая образовалась возле Саратовской области из переселенцев Германии, приглашенных еще Екатериной II. Семья Альберта жила в немецком поселении, названия которого он не запомнил, а сейчас его уже и не существует, как и самой рес­публики.

Как только началась война, всех немцев, где бы они ни жили, отправили в Сибирь, Казахстан и на Урал. Глава семьи Деппершмидтов был единственным в селе, кто знал русский язык, умел и говорить, и писать по-русски, поэтому он составлял списки жителей и перечень скота, который оставляли на месте – на нужды армии. Обещали потом коров вернуть, и правда, вспоминает Альберт Павлович, после войны выдали семье корову.

– Помню, как пришли в школу 1 сентября, я – во второй класс, мне 8 лет было, – рассказывает он. – Уроки прошли, во двор выходим, а там – военные машины, и солдаты говорят: «Все, занятий больше не будет». Отец объяснил, что война и мы все уезжаем. Нашу семью последнюю на полуторке вывозили на волжскую пристань, и мы видели, как пришло сельское стадо и разбрелось по дворам. А там нет никого, только дома заколоченные стоят. Потом согнали скот на колхозный двор. Жалко, конечно, было оставлять, но ведь с собой не возьмешь…

Вшестером – отец, мать, бабушка, сам Альберт, его брат и сестра погрузились в товарный эшелон. Впрочем, вагоны были подготовлены для перевозки людей: полати по стенам, в центре – буржуйка. На станциях старшие по вагонам бегали с ведрами на пункты питания и приносили еду на всех. Привезли в Красноярский край, Емельяновский район, в село Талое, где жили коренные сибиряки – чалдоны. Дали большой, крепкий дом, отец стал работать бухгалтером в колхозе, а Альберт снова пошел в первый класс, поскольку говорить-то он говорил по-русски, а вот писать не умел.

Отца в 1942 году забрали в Трудармию, где он на лесоповале и проработал до 1946 года. А Альберту пришлось учиться только до четвертого класса, да и то приходилось совмещать учебу с работой – семье-то надо было помогать.

– Я все больше лошадьми занимался – запрягал, распрягал, прицеплял плуг, сеялку, борону, – вспоминает Альберт Павлович. – На плуге взрослые работали, это было сложно, а нам поручали борону, да и то рядом сопровождающий ходил из стариков или инвалидов: смотрел, чтобы на совесть работу выполняли. До обеда поработаем, потом – на полевой стан. Пообедаем, отдохнем, и снова в поле, до вечера. Летом к лошадям прицепляли конные грабли, и мы собирали сено в валки, потом на волокуши, чтобы к стогу отвезти. Зимой с ребятами дрова заготавливали. Взрослые летом деревья валят, пилят их по два метра и ставят в батоги «козлами», чтобы снегом не занесло и зимой можно было увидеть. Мы подъезжаем на двух лошадях – кое-как, снег-то метровый, и эти бревна вдвоем затаскиваем на подводы. А потом развозили дрова в медпункт, школу, сельсовет, контору.

Так работал Альберт в колхозе до 1950 года, потом выучился на тракториста, перешел в МТС, которая обслуживала 15 колхозов. В школе трудовых резервов приобрел еще несколько специальностей, работал и комбайнером, и шофером.

В 1955 году прошла реабилитация немцев, наблюдение комендатуры сняли, и семья перебралась в Красноярск, где купила большой дом. Альберт начал работать водителем, возил председателя колхоза на ­ГАЗ-67, стареньком военном автомобиле. Потом – на новом ГАЗ-69. Когда женился и появился ребенок, понял, что в родительском доме тесно, надо строить свой семейный очаг.

Поехали пытать счастья в Нижний Тагил, где на автобазе обосновался брат отца. При помощи дяди Альберт Павлович занялся полюбившемся ему делом – водил легковые автомобили. Сначала возил руководителей разных строительных организаций, потом работал водителем такси, пока кто-то не посоветовал пойти на Высокогорский железный рудник – мол, и работа денежная, и свои жилищные условия улучшишь.

Так Альберт Деппершмидт оказался на руднике. Дали ему 21-ю «Волгу» и приказали возить сразу троих – заместителя директора по общим вопросам, коммерческого директора и начальника ОКСа. Гараж был на Тагилстрое, и каждое утро Альберт Павлович ехал туда и забирал потом своих пассажиров. Из всех, с кем приходилось ездить, больше всего ему запомнился Ефим Александрович Кандель. Он был одесситом и знал массу всяких историй и анекдотов. А что может быть лучше приятного разговора во время длительной поездки? Когда водитель директора Сергея Ивановича Николаева болел или находился в отпуске, за руль садился Альберт Павлович, хотя его самого некому было заменить.

В 1987 году вышел он на пенсию, но еще пять лет работал в инструменталке автоцеха – никак не мог расстаться с комбинатом. В этом году Альберт Павлович собирается отметить свое 90-летие, но выглядит он замечательно, моложе своих лет. В тот день, когда мы с ним встретились, он с утра ходил в поликлинику, ставил прививку от коронавируса, уже пятую. Так что и смелостью, и бодростью духа ветеран еще сто очков вперед даст молодым: попробуйте-ка дожить до таких лет и оставаться энергичным, деятельным и оптимистичным!

Ирина Штин.

Фото автора.