Старший мастер ремонтной службы ЛАЦа Вадим Кабанов недолюбливает журналистов и интервью практически не дает. И только, выходя на заслуженный отдых, под давлением коллектива, он согласился рассказать немного о себе.

– На Лебяжку я пришел в 1990 году в кооператив Михаила Ильясова «Континент», куда устроился слесарем. До этого я работал на ВМЗ мастером на автоматном участке. Это предприятие в то время еще существовало, но в «Континенте» зарплата была в четыре раза выше. Правда, и работали мы по 12 часов шесть дней в неделю. Но я тогда молодой был, только женился, денег для семьи хотел заработать. К тому же и работа была очень интересной. Я, например, принимал участие в монтаже второй и третьей агломашин МАК-75. Причем вторую машину мы построили всего за 42 дня. Предварительно, конечно, провели подготовку, заменили металлоконструкции, а потом остановили машину и полностью ее демонтировали, установив на этом месте новую. Приятно вспомнить. Позже приступили к монтажу третьей агломашины, но к концу работ деньги перестали платить, поэтому нас торопить не стали. Затем участвовал также в капитальном ремонте одной из агломашин в Кушве.

Когда в кооперативе начались задержки зарплаты, Кабанов перешел работать в Лебяжинский аглоцех.

– Заместитель цеха по производству Анатолий Сухарев сразу взял меня слесарем шестого разряда, хотя никакого удостоверения у меня тогда не было. Потом меня переманили в РСЦ (ремонтно-строительный цех) механиком подразделения. Этот цех тогда еще строил дома для работников ВГОКа, и мне пообещали квартиру.

Однако в это же время источник благосостояния высокогорцев как раз иссяк, и в середине 1990-х строительство последнего дома было заморожено. И Вадим Кабанов устроился в фирму «Кислородмонтаж» мастером.

– Но и тут повторилась история с несвоевременной и неполной выплатой зарплаты, поэтому я вновь вернулся на Лебяжинскую аглофабрику, куда меня позвали работать мастером. Это был 1996 год. С этого времени я так и оставался в ЛАЦе, до тех пор, пока в 2014 году не было принято решение о создании централизованной службы по ремонту оборудования – ЦРО.

Но еще в 2008-м в цехе началось первое значительное сокращение, и Кабанов попытался уйти. Начальник ЛАЦа Александр Иванов ценного механика не отпустил – направил работать на вагоноопрокидыватели. Успел Вадим Николаевич поработать и на эксгаустерах, то есть досконально изучил наиболее аварийное оборудование цеха. А когда в 2014 году началось массовое сокращение механической службы ВОЦа и ЛАЦа с целью дальнейшего перевода части специалистов в ЦРО, Кабанов проявил свойственную ему принципиальность.

– Я ходил к руководству цеха, разговаривал с другими механиками, уговаривая не соглашаться на этот вариант, потому что был на сто процентов уверен, что фабрика, лишенная обслуживающего персонала, начнет разваливаться. Никто меня не поддержал, поэтому я пошел под сокращение. Я – принципиальный человек.

Предчувствия Кабанова оправдались: ЦРО просуществовал всего три года, не справился с поставленными задачами и был в конце концов расформирован. В 2017 году ремонтный персонал вновь возвратился в состав ВОЦа и ЛАЦа. Однако к этому моменту механическая служба успела лишиться многих профессионалов, которых в цехах попытались собрать вновь. Предложение вернуться на Лебяжку получил и Вадим Кабанов.

– Мне предлагали должность механика цеха, но я согласился только на старшего мастера участка по ремонту оборудования. Отработал еще пять лет, а сейчас здоровье уже не то, поэтому и собрался на пенсию. Я слишком близко к сердцу воспринимаю все происходящее. Технологов в цехе катастрофически не хватает, а если следить за оборудованием некому, то и ремонтники ничего сделать не могут – не разорваться же им.

Хотя, по мнению коллег, сам Вадим Николаевич как раз из тех людей, кто умеет «разрываться».

– Это человек, который не может сидеть на месте, за утро он успевает обежать все участки, выяснить, где и как идет работа, – рассказывает механик ЛАЦа Владислав Серов. – Внешне Вадим Николаевич выглядит сурово и неприступно, но это только видимость. На самом деле это совершенно безотказный человек. Многие это знают и постоянно к нему обращаются. Поэтому он и прикрывается этой маской суровости. Очень ценного специалиста мы теряем.

– Он не может спокойно наблюдать, когда кто-то что-то делает, не может усидеть на месте, ему обязательно надо включиться в работу, – уверен заместитель начальника ЛАЦа по ТО и Р Айк Арутюнян. – Спрашиваю: «Почему ты сам-то? Твоя задача – задание выдать и контролировать». А он отвечает: «Я сам в десять раз быстрее и лучше сделаю, чем потом исправлять придется». Он работал на многих участках ЛАЦа, поэтому оборудование фабрики знает прекрасно.

– Я начальником участка совсем недавно стал, – комментирует начальник участка агломерации Алексей Курбатов. – И от Вадима Николаевича видел только помощь. Всегда все объяснит, подскажет. Такой кипучий человек, он успевает везде! У него всегда есть актуальная информация о состоянии любого оборудования в цехе.

– Вадим Николаевич – очень отзывчивый человек, причем не на словах, а на деле, – считает старший мастер участка по ремонту электрооборудования Роман Третьяков. – Бывает, обратишься к нему с каким-нибудь вопросом: нет ли у него определенных болтов? А он тебя вроде даже не услышал, но через пару часов несет все, что нужно. Он помогал абсолютно всем: электрикам, механикам, технологам, подрядчикам. Настоящий мужик, которого в цехе очень уважают.

Юлия Григорьева.

Фото автора.