Ангелина Крамаренко.Ангелина Крамаренко.Вместе со всеми высокогорцами 9 Мая отметила бывший инженер-конструктор отдела главного механика Ангелина Крамаренко.

Война не обошла Ангелину Александровну стороной – даром, что девочка 1929 года рождения в ту пору не рассталась еще с косичками. А вообще, покажите мне того, кого она минула…

Родом Ангелина Александровна из поселка Висимо-Шайтанский завод – нынешним тагильчанам он известен как Висим. Семья с висимской фамилией Петровы, как и многие, перебралась в город в поисках лучшей доли. Купили добрый пятистенок на Гальянке, на улице Коммуны: с хлевами, с большим огородом – сейчас на этом месте «Полюс-Тур». Отец, Александр Васильевич, устроился клепальщиком на завод имени Куйбышева, мать, Анфиса Ивановна, присматривала за хозяйством да детей воспитывала – дочь и двоих сыновей. Училась Ангелина по соседству – в 31-й школе, что на улице Челюскинцев. Как все ее сверстники, выводила стальным пером цифры и буквы в тетрадях, продевала в зажим концы красного галстука, вскидывала руку в пионерском салюте, пела песни про трех танкистов и товарища Сталина. И вместе со всеми встретила 22 июня 1941 года.

– Я обычно отдыхала в пионерлагере на Евстюнихе, – вспоминает Ангелина Александровна. – А тут почему-то отцу на заводе дали путевку на Ключики. Жара в тот день была невозможная. Собрали нас на линейку, мы построились – так и узнали о войне. Нас сразу же отправили домой, потому что корпуса лагеря должны были занять раненые. Транспорта никакого не дали, хотя в лагерь ехали на грузовике – наверно, машины уже мобилизовали. А мы уж как-нибудь доберемся… Так я пешком с Ключиков до Гальянки и прошагала.

Что война идет нешуточная, стало понятно сразу же. А два месяца спустя – что это всерьез и надолго: Наркомторг ввел продуктовые карточки. Отец не попал на фронт – комиссовали по состоянию здоровья – и получал рабочую карточку первой категории, то есть восемьсот граммов хлеба в день. С категорией, можно сказать, повезло, поскольку завод имени Куйбышева работал на оборону: плавил ферромарганец, он же броневой чугун, выпускал противотанковые гранаты и снаряды малого калибра. Все остальные члены семьи имели иждивенческую карточку, вполовину меньше. Выручала корова – черно-пестрая Зорька, общая любимица. Александр Васильевич частенько говаривал: «Выживет она – выживем и мы». Молоко меняли то на хлеб, то на муку, то на сахар – так и удавалось прокормиться. И огород выручал – как-никак, 20 соток.

Однажды Ангелина оставила всю семью без хлеба – пошла в магазин и поверила женщине, что обещала отоварить карточки без очереди. Поплакала и вернулась домой с пустыми руками – а что еще будешь делать?.. По счастью, до конца месяца оставалось не так долго.

Любопытная деталь: на выбор профессии тоже повлияла война. Закончив семилетку, Ангелина думала пойти по медицинской части, но воспротивилась многочисленная родня. Семейный совет рассудил так: «Кто его знает, сколько войне быть? Иди-ка ты в горный техникум – там и питание хорошее, и специальность получишь быстрее». Так и получилось – в 1943 году поступила на специальность «геология».

С образованием у новоиспеченной студентки все вышло по пословице: не было бы счастья, да несчастье помогло. В годы войны в стенах Нижнетагильского горно-металлургического техникума квартировали эвакуированные учебные заведения – Криворожский горнорудный институт, Криворожский горнорудный техникум, Старооскольский геолого-гидро-геодезический техникум. Поэтому Ангелине удалось поучиться не только у местных, но и у тамошних преподавателей.

О победе Петровы узнали ранним утром. Соседка, бывшая одноклассница, стучала в окна с криком: «Все еще спите?! Война кончилась, кончилась!»

– Все спокойно вздохнули: слава Богу! – говорит Ангелина Александровна.

А в 1946-м выпускницу техникума распределили в Магнитогорск. Там, однако, работы по специальности не нашлось. Поэтому девушка вернулась в Нижний Тагил и попалась на глаза Бениамину Фридману, главному механику ВЖР. Тот и пригласил Ангелину к себе в отдел – чертежником-копировщиком.

В конце 40-х – начале 50-х работать на руднике было интересно: и техника трофейная, и даже специалисты из Китая, которых председатель Мао прислал на стажировку к советским братьям. В ОГМ был свой китайский специалист – Лю Юйхоу.

Ангелине достались все поломки оборудования. В ту пору все проблемы с запчастями ВЖР решал своими силами: чертежники вычерчивали деталь, вышедшую из строя, а литейный и механический цехи делали взамен новую.

На комбинате Ангелина Александровна и проработала сорок лет – сначала чертежником, потом инженером-конструктором. Тоже, в общем-то, вышло по пословице: не было бы счастья…

Но, как говорится, это уже другая история.

Александр Кузьменков.

Фото автора.