Ремонт мельницы №2.Ремонт мельницы №2.4 октября в Высокогорском обогатительном цехе начались два капитальных ремонта оборудования: замена полотна пластинчатого питателя на УД-1 и перефутеровка мельницы № 2 на УМО.

Этот ремонт можно назвать самым масштабным – и по капитальным вложениям, и по задействованным людским ресурсам – ВОЦ не видел уже два года, с момента замены футеровки зумпфа на УД и шаровой мельницы № 4 на УМО. Что, в общем-то, объяснимо: оба нынешних объекта – из реестра «горячих точек» цеха.

– Все производственные потери в ВОЦе в последние три месяца происходили по двум причинам: мельница № 2 и питатель УД-1, – считает директор по производству Сергей Жбанов.

Важная деталь: оба ремонта можно признать многоцелевыми. Точнее, целей две. Первая, тактическая – замена изношенного оборудования, что подразумевается само собой. И вторая, стратегическая – совершенствование технологии производства.

Если говорить об УМО, то вторая мельница в последние месяцы хронически выходила из строя, потому что футеровка отслужила свой срок. Главной причиной простоев стал практически ежедневный отрыв броней.

– Бронь в идеале должна служить год, но у нас они простояли 16 месяцев, – рассказывает заместитель начальника ВОЦа по ТОиР Павел Стенчин. – К моменту ремонта их износ составил больше 70 процентов. Поэтому постоянно сносило головки болтов и брони – их просто выбивало стержнями, и они вываливались.

Начальник цеха Юрий Гулаков уверен: кроме технических резонов, есть и технологические. Он видит в ремонте мельницы повод для совершенствования трехстадиальной схемы измельчения промпродукта:

– Естюнинская руда обогащается хорошо, но чтобы она обогатилась, надо раскрыть зерно. Это сложно: руда самая жесткая из всех наших. Перерабатывать ее мы можем только на первой секции УМО, на стержневой мельнице, потому что шаровая ее не берет. В то же самое время естюнинская руда – это наше будущее: другой у нас нет. Максимальное содержание железа в ней – 22 процента. Чем беднее сырье, тем больший его объем нуждается в переработке. Поэтому, чтобы увеличить выход концентрата, мы должны увеличить производительность мельниц первой секции. Первая секция давала до 150 тонн в час. А наша задача – 180-200 тонн. На это и направлена трехстадиальная схема измельчения. При первой попытке ее запуска мы неудачно просчитали водно-шламовую схему. Начали перегружаться насосы и мельницы. Мы пытались разделить все это по секциям, были разные варианты, но не один не удался. Кроме того, первый наш опыт исключал использование грохотов Derrick. Сейчас мы их включаем в схему, смотрим, как лучше избавить мельницы от лишней воды.

Во время ремонта, при остановленном оборудовании, обогатители еще раз уточнят компоновку для монтажа дополнительного оборудования – приемных коробов, желобов и сливных патрубков гидроциклонов. А когда ремонт завершится, освободившиеся ремонтные бригады начнут подготовительные работы по переходу к обновленной трехстадиальной схеме измельчения на первой секции УМО.

На участке дробления № 1 меняют полотно пластинчатого питателя, которое прослужило три года. А вместе с ним – вал-звездочку, часть рабочих роликов и отражатели.

– Простои из-за питателя случались постоянно, – продолжает Павел Стенчин. – Мы сталкивались с отрывом лотков: сыпали на них привозной промпродукт, из-за износа питателя сырье просыпалось на холостую ветвь, там оно спрессовывалось в карманах и отрывало лотки. Поэтому решили попробовать литое полотно и тем самым уменьшить просыпь, а в конечном итоге – износ и аварийные остановки.

Юрий Гулаков вновь рассматривает вопрос с технологической точки зрения.

– До недавних пор у нас работал питатель со сварными лотками. Он предназначен для крупного сырья, то есть для руды. Но основная задача УД-1 – перепустить, не потерять и доставить до мельниц промпродукт «Южной». Для этого мы купили литое полотно пластинчатого питателя с минимальными зазорами – как раз под сыпучее сырье.

Литое полотно пластинчатого питателя ВОЦ заказал в Старом Осколе. Проблем с изготовлением стандартного изделия у тамошних машиностроителей не было. Вал-звездочка, заказанный в Екатеринбурге, на Уральском горно-ремонтном заводе, – это уже штучная деталь, изготовление его потребовало времени. Поэтому ремонт перенесли с августа на конец сентября. Но в конце сентября его вновь пришлось отложить по производственным причинам: комбинату требовался концентрат. В результате приступить к работе удалось лишь 4 октября.

Разговор о нынешних капремонтах будет неполным, если мы не коснемся финансовой стороны дела.

– Назову лишь самые крупные позиции, – говорит Стенчин. – Полотно пластинчатого питателя стоит три миллиона рублей, вал-звездочка – полтора, ролики – тоже полтора. Приплюсуем разную мелочь и получим шесть с половиной миллионов. Это что касается УД. По УМО: футеровка – почти четыре миллиона, мелкие детали – около миллиона. То есть, около пяти миллионов. В сумме имеем почти 11 миллионов рублей.

Ремонт на участке мокрого обогащения должен продлиться семь суток и закончиться 11 октября в 8.00. Участок дробления простоит на сутки дольше и будет запущен в работу 12 октября в 8.00.

Александр Кузьменков.

Фото автора.