Константин Тетенькин.Константин Тетенькин.Перспективы шахты «Южная» во многом зависят от сдачи в эксплуатацию горизонта минус 320 метра. Но сегодня его строительство заморожено.

На горизонт я спускаюсь в сопровождении начальника подземного комплексного участка № 3 Константина Тетенькина.

– Минус 320-й начинали строить специалисты КШСУ № 2 – Кушвинского шахтостроительного управления, – еще в клети начинает рассказ Константин Сергеевич. – В 2006 году строительство было заморожено и возобновилось только в 2014-ом силами другого подрядчика – Башкирского шахтостроительного управления (БШПУ). Да вот, Владимир Григорьевич, кстати, работал в КШСУ и строил этот горизонт.

Начальник крепежно-монтажного участка № 4 Владимир Зеленский направляется на минус 240-й, но соглашается присоединиться к нам и спуститься ниже – на замороженный 320-й. Теперь у меня два гида.

– Я там родился, на 320-ом, – смеется Зеленский. – Пришел в КШСУ № 2 в 1985 году, мы как раз начали пробивать пробку с минус 290-й отметки ствола шахты «Южная-2» до минус 520-й отметки, проходили и крепили камеры дробилки, дозаторной, водоотлива, порожняковую и грузовую выработки и другие. На 320-ом еще с советских времен были построены выработки околоствольных руддворов. Выработки к рудным полям начинали проходить уже мы – проходчики КШСУ. Очень мне эта работа нравилась, интересно было. Всему научили: от проходки до уборки. Так что я действительно как профессионал на этом горизонте родился.

320-й, на первый взгляд, ничем не отличается от других горизонтов «Южной»: рельсы, магистраль, водосточная канавка – все, как положено.

– Когда в апреле 2014-го строительство горизонта возобновилось силами БШПУ, «башкиры» оказались отличными строителями, – комментирует Константин Тетенькин. – Профессиональная была команда. Сначала укладывали временные коммуникации для ведения проходки: контактный провод, временные железнодорожные пути, вентиляционные рукава для проветривания забоев. Затем, по мере продвижения, после крепления забоев выполняли полный комплекс работ по строительству горно-капитальных выработок, включая прокладку постоянных откаточных путей, бетонирование водосточной канавки, монтаж постоянных водяных и воздушных магистралей, навеску кабелей для освещения и электроснабжения.

Проходим вагоноопрокидыватель, куда шахтостроители вывозили породу с горизонта, заходим в пустующую камеру для приема пищи, рядом – камера для ремонта перфораторов.

– Работали «башкиры» вахтовым методом, по 12 часов в шахте, так что камера для приема пищи у них была оборудована хорошо, – вспоминает Константин Сергеевич. – Очень удобно, что горизонт находился в их полном распоряжении. На «Естюнинской», где также шли горно-капитальные работы, случался конфликт интересов: добыча мешала проходке, и – наоборот. А здесь – на отдельном горизонте – шахтостроителей ничто не стесняло. Кое-чему мы научились у башкирских проходчиков, да и они у нас опыт перенимали.

Я вспоминаю, как спускалась на этот горизонт в 2014-ом – делала репортаж о проходчиках БШПУ. Горизонт был освещен, работа кипела, в камере для приема пищи обедали и рассказывали о своих семьях, которые ждут кормильцев с вахты… Сегодня на минус 320-ом пустынно и темно – идем, натыкаясь на вещи, напоминающие о недавней бурной деятельности: посуду шахтостроителей, куски арматуры, аккуратно сложенные доски. Зеленский и Тетенькин хозяйским взглядом примечают, что из этого мусора можно еще использовать в работе.

– Вот, кстати, камера участковой электроподстанции, которую начали проходить еще мы – КШСУ, – останавливается Владимир Зеленский. – «Башкиры» ее тоже не успели доделать.

– А вот, смотрите, какая интересная комбинированная крепь – металлическая арка, металлическая решетка-затяжка, забутованная породой, – обращает мое внимание Константин Сергеевич. – Если бы забутовывали деревом, то довольно скоро оно начало бы гнить, а породе, которая остается от проходческих работ, ничего не сделается. Башкирские шахтостроители использовали в работе несколько видов крепи, в зависимости от категории устойчивости пород.

– Этот момент постоянно курировали геолог шахты и специалисты отдела капитального строительства, – говорит Константин Тетенькин. – За время работы в шахте – с апреля 2014-го по сентябрь 2015-го – «башкиры» прошли около полутора километров. Осталось пройти по проекту 245 метров. По сравнению с тем, что сделано – совсем немного. Примерно полгода работы.

Главный маркшейдер «Южной» Михаил Потапов располагает более точными данными:

– В 2014 году, начиная с апреля, шахтостроители БШПУ прошли 932 метра, объем проходки – 27 511 кубометров горной массы. В 2015 году – с начала года и по сентябрь – прошли 1028 метров, объем проходки – 12 175 кубометров горной массы. То есть, в общей сложности примерно за полтора года было пройдено почти два километра.

На этом фоне какие-то 245 метров, которые осталось пройти, представляются сущим пустяком. Однако главный инженер шахты Андрей Лазукин оценивает предстоящие перспективы реалистично:

– Окончание проходки и строительно-монтажных работ до сдачи первой очереди на горизонте минус 320 метра займет не меньше года. Но сдача первой очереди горизонта – это только полдела. Необходимо провести комплекс горных работ для обеспечения запасов руды: разведочное бурение, проходка выработок и разбуривание горного массива блока взрывными скважинами, на которые потребуется от полутора до двух лет. То есть, после возобновления строительства первая руда с горизонта пойдет только через три года. При том условии, что горизонт минус 160 метра будет скоро отработан – самое позднее в конце 2022 года, возобновлять строительство 320-го необходимо как можно быстрее. В противном случае, через три – четыре года шахта значительно снизит как объемы добычи, так и качество руды. По данным геологоразведки промышленные запасы горизонта минус 320 метра составляют порядка 13,2 миллиона тонн руды с довольно высоким содержанием железа: 30,9 процента.

Строительство горизонта минус 320 метра шахты «Южная» ведется с перерывами уже более 30 лет. Остался последний шаг.

Очень досадно, в голос говорят все специалисты шахты, что мы никак не можем его сделать. Один шаг, который на долгие годы обеспечит стабильную работу «Южной».

Юлия Григорьева.
Фото автора.