Александр Масленников.Александр Масленников.Звание «Почетный высокогорец» присвоено заместителю начальника производственного отдела Александру Масленникову.

Александр Николаевич – высокогорец не только почетный, но и один из старейших, с 45-летним стажем… Впрочем, давайте по порядку.

Решение быть горняком Масленников принял еще в старших классах. Кто знает, что тут сказалось – может быть, детство на улице Кооперативной, рядом с Главным карьером… Как бы там ни было, после школы он сдал экзамены в Горный институт. Но продержался там недолго: заскучал без друзей по легкоатлетической секции – те дружно поступили в пединститут, на индустриально-педагогический. Когда парень вернулся в Нижний Тагил, выяснилось, что прием документов на ИПФ уже закончен. Несостоявшийся студент, недолго думая, поступил в 56-е училище: по совету знакомых решил быть помощником машиниста электровоза – а что, работа вполне престижная и денежная.

Двухлетний курс обучения Масленников одолел за год и закончил СПТУ с красным дипломом и именными часами за отличную учебу. Дальше была армия, а в 1972-м демобилизованный старшина погранв­ойск пришел в отдел кадров ВРУ. В общем-то, помощник машиниста в Нижнем Тагиле без работы не останется: железнодорожные пути и подвижной состав есть едва ли не на каждом предприятии. Но потянуло в рудоуправление. Почему?

– Во-первых, рудоуправление в те годы гремело по всей стране, – рассуждает Александр Николевич. – Ну, вы же понимаете: романтика трудовых будней… Хотелось в этом как-то поучаствовать. Во-вторых, зарплата была сдельная. Был стимул работать и зарабатывать. В-третьих, техника здесь была вся новая – интересно!

Однако в Лебяжинском железнодорожном цехе новоиспеченному помощнику машиниста довелось застать еще и паровозы – правда, их уже постепенно отправляли в металлолом. В помощниках Александр Николаевич задержался недолго, года на четыре – параллельно учился в Уральском институте инженеров железнодорожного транспорта. Начальство увидело: повышает работник квалификацию – и разрешило досрочный экзамен на машиниста. Разумеется, тот прошел без сучка и задоринки – благо, было у кого учиться.

– На Лебяжке тогда такие наставники были! – вспоминает Масленников. – Джеваго, Кузнецов, Устьянцев… Учили нас капитально.

Школа профессионального мастерства пошла впрок. Судить об этом можно по карьерному росту: машинист-инструктор, начальник службы эксплуатации, заместитель начальника цеха… Любопытная деталь: командовать производством и людьми Масленников не стремился, быть машинистом ему нравилось. Однако волей-неволей пришлось принять портфель руководителя – в порядке партийной дисциплины.

– Партия сказала: «Надо!» – какие тут могут быть разговоры? – улыбается Александр Николаевич.

Железнодорожный цех рудоуправления к этому времени разросся – в него вошли Высокогорский и Лебяжинский железнодорожные цехи, станция Заводская и завод имени Куйбышева. Локомотивный парк насчитывал больше трех десятков машин, а работало в цехе около 1 800 человек. Уже по этим цифрам можно представить круг задач: увеличение грузоперевозок, сокращение простоя вагонов парка МПС…

– Для чего у нас существует железная дорога? – спрашивает Масленников. И тут же отвечает: – Для того, чтобы ВГОК обеспечивал сырьем доменные печи НТМК. Руда к нам шла постоянно – и богословская, и михайловская. Проблемы с выгрузкой были серьезные, особенно зимой. В общем, работа была веселая – иной раз 12 часов, а иной и сутки…

Потом Масленников перешел на «Естюнинскую» – начальником участка ВШТ. Проработал там около полутора лет, но и за недолгий срок сумел оставить по себе добрую память, даром что в шахте своя специфика.

– Я в ту пору был начальником участка, – рассказывает главный горняк Дмитрий Горст. – Работали мы с Александром Николаевичем плотно: проходчик с железнодорожником. Пути он укладывал по первой же заявке, ситуацию всегда держал под контролем, сходы при нем были минимальные…

В 1999-м Масленников вновь оказался в ПЖТ – заместителем директора по агломерационному району. А в 2001-м начальник производственного отдела Сергей Курапов пригласил Александра Николаевича на должность своего заместителя. Тогдашний директор ВГОКа Сергей Устюжанин в шутку спросил: «Что, кончилась твоя железнодорожная карьера?» – «Нет, продолжается», – ответил Масленников.

И это – чистая правда. В последние годы Александр Николаевич участвовал в организации отгрузки новых видов продукции ВГОКа – железофлюса для НТМК, железорудного агломерата для Челябинского, Алапаевского, Западно-Сибирского и Новолипецкого металлургических комбинатов. Контроль за бесперебойными железнодорожными перевозками – тоже зона его ответственности. Однако круг обязанностей у него не в пример шире: это и оперативное руководство работой подразделений, и анализ результатов с целью более полной загрузки мощностей.

– Конечно, у нас в отделе Александр Яковлевич Иванов – агломератчик, Сергей Дмитриевич Тюленев – обогатитель, а я – железнодорожник, – говорит Масленников. – Но и мне нужно ориентироваться во всех делах комбината.

45 лет на одном предприятии – это, согласитесь, срок. «На одном месте и камень обрастает», – гласит пословица. Но Масленников категорически не согласен с расхожей истиной.

– Мне об этом жалеть не приходится, – уверен Александр Николаевич. – На ВГОКе – лучшие люди, которых я встречал. Те, которые меня в люди вывели, которые меня учили, которые со мной работали…

Так Масленников говорит о коллегах. А что коллеги говорят о Масленникове?

Главный горняк Дмитрий Горст:

– Крепкий профессионал, знающий, способный на нестандартные решения.

Начальник управления ОТ и ПБ Сергей Солонков:

– Отличный специалист, замечательный мужик. Вообще, пишите о нем любые хорошие слова – я под каждым готов подписаться!

Александр Кузьменков.

Фото автора.