«Просто очень люблю свое дело»Маркшейдеров справедливо считают горняцкой элитой: без них не обходится ни один отраслевой передел – от добычных работ до строительства. Впрочем, пятиклассница Лена из Буланаша выбирала профессию, еще не подозревая об этом.

Но в выборе, как выяснилось, не ошиблась. Сейчас за плечами у Елены Гладковой – три десятка лет работы по специальности. И удачная карьера – от участкового маркшейдера шахты «Буланаш 3-4» до заместителя главного маркшейдера ВГОКа.

А начиналось все, пожалуй, даже забавно.

– Мои родители работали на шахте, и я проводила там много времени, – вспоминает Елена Владимировна. – Я была очень любопытным ребенком. Однажды сунулась в маркшейдерский отдел: заинтересовалась названием и решила посмотреть, что это такое. Зашла, познакомилась с людьми, посмотрела на приборы – теодолиты, нивелиры. Вижу, люди что-то чертят, на стенах какие-то карты…

Там, на шахте угольной девочку приметили – и даже предложили подземную экскурсию. Лена воочию увидела работу маркшейдеров, и безотчетное детское любопытство превратилось во вполне осознанный интерес. Вопрос «кем быть?» сам собой отпал.

– Я не только сама стала маркшейдером, а еще и старшую сестру сагитировала, – улыбается Гладкова. – Та не знала, куда после школы идти, я ей говорю: «Маринка, это так интересно!»

Закончив Свердловский горно-металлугический техникум имени Ползунова, Елена Владимировна пошла работать в объединение «Вахрушевуголь». Было это в 1987-м. Начинались не самые лучшие времена горнодобывающей отрасли.

– Нашу шахту дотировало государство, – рассказывает Елена Владимировна. – А тут ее отпустили на самоокупаемость, и она просто не выжила, закрылась. Надо было где-то работать. Сестра моя к этому времени работала на ВГОКе. Я подумала: а не поехать ли в Тагил? Вот так и попала сюда в марте 2002-го…

Трудоустройство на ВГОК – отдельный разговор. Поначалу Елену Владимировну заинтересовал ОТК: казалось, хватит быть маркшейдером – наработалась всласть, возраст уже не тот. Кабинет начальника ОТК в ту пору находился на четвертом этаже рудоуправления. Поднявшись туда, Гладкова увидела табличку на дверях маркшейдерского отдела.

– Тут у меня сердце екнуло, – признается она. – Думаю: дай-ка зайду, а вдруг люди нужны? Оказалось, нужны. Так я сюда и попала.

Больше попыток сменить профессию не было. Поначалу Елена Владимировна работала маркшейдером I категории. Потом закончила Московский государственный открытый университет и стала заместителем главного маркшейдера.

Грех не вспомнить некоторые эпизоды из послужного списка Гладковой. С 2003-го по 2008-й Елена Владимировна вела контроль по профильным линиям за реперами наблюдательных станций на «Эксплуатационной». На основе ее данных было принято решение о дальнейшей отработке камеры 2Б горизонта минус 250 метра, а это – 800 000 тонн качественной руды дополнительно. В 2003-м Гладкова выполнила геодезическую съемку вагоноопрокидывателя № 2 в ЛАЦе при вводе агрегата в эксплуатацию. Результат – рост грузопотока и оборота готовой продукции на 10 процентов. А еще была переоценка рудных запасов блока 15 в Главном карьере – из потерь удалось вернуть полтора миллиона тонн руды.

– Каждый случай по-своему помнится, – рассуждает Елена Владимировна. – Любая маркшейдерская работа – важная и ответственная. Просто люблю свое дело…

Текущее планирование маркшейдерских работ, контроль за выполнением плана горных работ, контроль объемов производства – повседневные обязанности Гладковой. Однако она – специалист многофунциональный. Может быть и картографом, и табельщиком, и делопроизводителем.

Недавно Елене Владимировне исполнилось 50 лет. Тридцать из них отдано маркшейдерскому делу. Сожалений по этому поводу Гладкова не испытывает:

– Довелось бы начать все сначала – поступила бы точно так же…

Александр Кузьменков.

Фото автора.