Николай Гражданов.Николай Гражданов.Консервация шахты «Магнетитовая», о которой так долго говорили на ВГОКе, в очередной раз отложена. Предполагается, что подразделение отработает весь 2017 год и часть 2018-го. Есть повод наведаться на шахту – посмотреть, чем она живет…

Дела текущие
2016-й шахта встречала, что называется, в чемоданном настроении. Около 40 квалифицированных специалистов ушли в другие подразделения комбината. Капремонты оборудования были приостановлены: что за резон в капвложениях накануне закрытия? Немного погодя выяснилось, что эти меры были, мягко говоря, преждевременны.
В результате пришлось работать в жестких условиях дефицита кадров, запчастей и материалов. В первом квартале года удавалось не снижать показатели за счет запасов в камерах 4А, 1А и 5А. А дальше начались вполне предсказуемые сложности. К августу «Магнетитовая» порядком отстала и от годовой программы, и от оперативного плана. Скажем, согласно последнему, добыча горной массы должна была составить 553 тысячи тонн. Фактическое выполнение равнялось 427 тысячам. По проходческим работам горняки отстали от оперативного плана на 82 метра. Снизилась производительность труда: если в июле 2015-го она составляла 160 тонн на человека, то год спустя – лишь 129. Однако к октябрю шахте удалось выровняться: месячное задание было выполнено практически по всем показателям – кроме, разве что, буровых работ.
Как складывается ситуация в ноябре? На втором этаже АБК, возле ламповой, светится электронное табло: на 21 ноября план по добыче – 51 408 тонн, факт – 49 976, отставание – 1432 тонны. У добычного участка № 3 дела идут не лучшим образом, вот и результат.
– Все очень просто, – комментирует цифры главный инженер шахты Алексей Медведев. – Запасы рудных тел, которые были в 21 блоке, по большому счету, закончились. Приходилось брать, что Бог подаст, из ранее списанных запасов. Но на сегодняшний день и они иссякли. Поэтому резко упали и объемы добычи, и содержание железа. А ноябрьское задание нам увеличили на пять тысяч тонн. Что ж, постараемся свести отставание к нулю…
Представитель горняцкой элиты
Под землю спускаемся вместе с маркшейдером Николаем Граждановым. Лучшего эксперта, пожалуй, не сыскать: на шахте он с 1983 года. Вообще-то, Гражданов начинал работать в ШСУ-5, которое затем слилось с «Магнетитовой» – так что тамошний его стаж можно приписать к здешнему с полным на то основанием.
– До 1987-го был на рабочих должностях, – рассказывает Николай Васильевич. – Просто на шахте не оказалось вакансии маркшейдера: престижная должность, просто так не устроишься. И бетон кидал, и электросварщиком работал…
Специальность маркшейдера Гражданов выбрал еще в юности, когда поступил в горный техникум. Тонкости маркшейдерского дела изучал в Московском горном открытом университете. Впрочем, словосочетание «маркшейдерское дело» моему собеседнику явно не нравится, он предпочитает говорить «маркшейдерское искусство».
– Почему из всех горняцких профессий выбрал эту? Даже не знаю, – пожимает плечами Николай Васильевич. – Просто понял: это – мое. Когда мы еще в техникуме учились, нам говорили, что маркшейдеры – это элита горного производства. Предлагали быть и горным мастером, и начальником участка, но я ничего не хочу менять. Я – уже на пенсии, но все еще маркшейдер…
На 610-м горизонте
На «Магнетитовой» сейчас два рабочих горизонта – минус 530 и минус 610 метра. На них располагаются все добычные точки шахты – их насчитывается от 11 до 13, в зависимости от наличия техники.
На 610-м горизонте идет добыча рудного тела 10 блока 21. Мощность рудного тела – около 100 метров, простирание – около 200 метров. Здесь шахта берет основную часть своей руды: полтора месяца назад на 610-м состоялся массовый взрыв.
– Это взрыв по погашению межкамерного целика секции 2-3 панели 1, – объясняет Николай Гражданов. – Отбили более 77 тысяч тонн. А содержание железа на выпуске было примерно 29 процентов. Очень хорошая руда.
Кстати, о качестве. Руда «Магнетитовой» всегда славилась высоким содержанием железа. Вместе с тем, для нее характерны примеси: цинк и сера. Они были предметом постоянных нареканий со стороны потребителей. Однако в конце прошлого года ЗСМК сделал ВГОКу существенную уступку, подписав документы о снижении требований к концентрату ММС. Работать, признают на шахте, с тех пор стало заметно легче: одной проблемой меньше.
А сложностей, надо сказать, и без того хватает. Весь 2016-й «Магнетитовая» решает кадровый вопрос, пытаясь закрыть вакансии, появившиеся после массового оттока специалистов в другие цехи. Летом шахте не хватало семи машинистов скреперных лебедок и девяти машинистов электровоза. Сейчас недоштат восполнили – разумеется, по мере возможности. По крайней мере, со скреперистами проблем больше нет.
Один из новичков «Магнетитовой» – машинист электровоза Евгений Речкалов. Специальность он получал в училище № 49, но на железную дорогу устроиться не смог.

– Мама здесь работала, вот и посоветовала идти сюда, – говорит Евгений. – Три месяца обучался, месяц работаю самостоятельно. Переквалифицироваться было легко: почти все то же самое, что и на большом электровозе. Все пока нормально складывается. И заработок устраивает, по последней «ласточке» – 27 тысяч.

На 530-м горизонте

Второй добычной горизонт «Магнетитовой» – минус 530 метра. И объемы добычи, и качественные показатели здесь ниже, нежели на 610-м.

– Из-за селективной добычи в 2015 и 2016 годах мы на этом горизонте потеряли до 500 тысяч тонн хорошей руды, – вспоминает Николай Гражданов. – Добывали не в том порядке, который прописан в регламенте. Поэтому сейчас берем то, что осталось. И качество, соответственно, хуже: от 18 до 24 процентов, в зависимости от камеры.

Тем не менее, работа на 530-м продолжается. В ближайшем будущем в камере 8А состоится массовый взрыв – так горняки создадут задел на будущий год.

– В 2017-м предполагаем взять здесь 230 000 тонн, – делится планами Николай Васильевич.

На 530-м горизонте располагается дробильный комплекс «Магнетитовой». Командует им Евгений Уколов. В дробильщиках он пять лет, до этого был машинистом электровоза.

– На дробилку перешел, потому что тут работа интереснее: железок больше! – улыбается Уколов.

Конечно, больше: один мощный бутобой чего стоит. Однако палка на поверку о двух концах: чем больше техники, тем чаще поломки. Это – вечная забота бригадира слесарей Владимира Коминова:

– Бутобой у нас без капремонта стоит уже года два. Хорошо, что обходится без крупных аварий. С запчастями, честно говоря, туговато. Так что технику восстанавливаем своими руками. В крайнем случае в мехмастерскую обращаемся. Работать надо, так что выкручиваемся.

Ситуация вполне понятна: консервацию шахты отложили, но не отменили. И потому «Магнетитовая» максимально снижает затраты, отказываясь от крупных ремонтов.

«Продержимся, сколько сможем!»

Раз уж к слову пришлось, то надо бы потолковать и о перспективах «Магнетитовой». Алексей Медведев в своих оценках лаконичен:

– На днях встретимся с главным горняком и будем думать над годовой программой 2017-го. На сегодняшний день она у нас составляет 500 тысяч тонн. Возможно, произойдет небольшое увеличение.

Николай Гражданов уверен: работать надо до последнего.

– Я заметил: как только прекратились разговоры о закрытии, так дела у шахты стали налаживаться. Рабочий настрой очень много значит. Чем дольше мы сохраним шахту, тем лучше будет коллективу. А в конечном счете – и производству. У руды 610-го горизонта качественные показатели – от 32 и выше. Таких руд на ВГОКе больше нет. Это самая богатая руда, сродни золотому песку. Поэтому продержимся, сколько сможем!

Александр Кузьменков.

Фото автора.