Вот она, 40-миллионная тонна руды.Вот она, 40-миллионная тонна руды.Горняки «Естюнинской» добыли 40-миллионную тонну руды в канун Дня шахтера. Круглая цифра любопытным образом совпала еще с одной: в декабре этого года шахта встретит свой 40-летний юбилей. Жизнь – мастерица на разного рода многозначительные совпадения…
Человек с горняцкой фамилией
Без исторической справки здесь никак не обойтись, потому с нее и начнем. «Естюнинская» была сдана в эксплуатацию в конце 1976 года. Первый скип с рудой был поднят 29 апреля 1977 года. Свой первый миллион шахта добыла 26 апреля 1979-го. На-гора миллионную тонну выдала добычная смена горного мастера Тарасова. А в октябре 1994-го была добыта 20-миллионная тонна руды. Дела давно минувших дней…
Сейчас средоточие жизни на «Естюнинской» – горизонт минус 240 метра: максимум руды шахта берет оттуда, из камер 10-1 и 11-1. На 240-й меня сопровождает начальник вентиляционного участка Дмитрий Горст. Кстати, вот и еще одно занятное совпадение: горст – участок земной коры, резко приподнятый над окружающей местностью. Самая что ни на есть горняцкая фамилия досталась опытному шахтеру. Ну, и совсем уж мистическая деталь: на «Естюнинскую» Дмитрий Эдуардович пришел тоже 40 лет назад, еще до пуска шахты. Начинал крепильщиком, потом возглавил участок, стал главным инженером – в этой должности Горсту пришлось поработать и на «Естюнинской», и на «Эксплуатационной», и на «Магнетитовой». А затем Дмитрий Горст вернулся на «Естюнинскую». Говорит, затосковал по родной шахте:
– Хорошие мужики здесь работают, коллектив отличный. И вообще, плохих людей в шахте не бывает.
Запомните эту фразу: к ней мы еще вернемся…

Физиология шахты
Мне повезло: Дмитрий Горст – не просто горняк, но философ от горного дела, способный осмыслить подземную работу отвлеченно.
– Я бы так сказал: шахта – живой организм. Сердце ее – дробилка, подъем – главный нерв, а горные выработки – артерии. У человека по ним кровь течет, а у шахты – руда.
Если продолжить аналогию с человеком, то у «Естюнинской» сейчас кризис среднего возраста. Опять-таки оттолкнемся от истории. В первые четыре года своего существования «Естюнинская» увеличила добычу руды более чем в пять раз, и среднегодовой прирост составлял около 200 тысяч тонн. А в 1981-м шахта вышла на проектную мощность. И работала так достаточно долго. Собственно, совсем недавно, в 2013-м производительность труда естюнинцев равнялась 209 тоннам на человека. Но ситуация поменялась не в лучшую сторону. В первом полугодии 2016 года подразделение добыло 442 тысячи тонн горной массы. Отставание от бюджетных показателей составило 156 тысяч тонн, отставание от оперативного планирования – 88,4 тысячи. Падают не только объемы, но и содержание железа в руде.
Возле вагоноопрокидывателя контролер ОТК Оксана Калинина ведет опробование качества. На «Естюнинской» Оксана Геннадьевна уже полтора десятка лет, и ей легко сравнить нынешний день с минувшим:
– Сейчас качество в среднем чуть выше 20 процентов. А помню времена, когда оно до 40 процентов доходило. Тогда 240-й горизонт новый был, и руда просто в руках рассыпалась. Мягкая была, как песочек…
– Было такое качество, – подтверждает Горст. – А на вышележащих горизонтах оно было вообще за 60. Сейчас мы ушли на северный фланг рудного поля, а там руда беднее, чем на юге. Есть на 180-м горизонте камера 2Ю, там будет побогаче: около 27 процентов. Но, думаю, отрабатывать ее мы начнем через год. Браковочный предел у нас – 20 процентов, а мы сейчас даем качество 20,3.

Естественный отбор
В свое время на «Естюнинской» хватало квалифицированных специалистов. Бригаду бурильщиков глубоких скважин возглавлял кавалер орденов Ленина, Трудового Красного Знамени и «Знак Почета» Георгий Кутуев. Проходческой бригадой руководил Анатолий Кононов, награжденный орденами Дружбы народов и Трудовой Славы III степени. Но опять-таки повторю: дела давно минувших дней. Еще одна проблема из числа нынешних – недоштат по основным профессиям. В последнее время шахте не хватает около полусотни работников.
– За 40 лет отношение к работе изменилось, – рассуждает Дмитрий Горст. – Сейчас говорят так: «Я пришел на шахту зарабатывать деньги». По-моему, это неправильно. Деньги зарабатывать и на рынке можно. А здесь требуется в первую очередь обязанности свои выполнять. И за это деньги получать – во вторую очередь.
В общем-то, тех, кто думает точно так же, здесь немало. И 40-миллионная тонна руды – итог коллективного труда естюнинцев.
Машинист электровоза 3-го участка Павел Краев одну за другой опрокидывает вагонетки.
– На шахте я – четыре года, – говорит Павел Александрович. – Хорошие времена, можно сказать, уже не застал. Но уходить не собираюсь – бежать некуда. Да и зарплата устраивает: у машинистов она в последнее время колеблется от 20 до 30 тысяч. Для Тагила это – нормально.
Между тем добытая руда уходит вниз, на щековую дробилку СМД-118. Ею командует машинист Андрей Боровков, горняк со стажем. На «Естюнинской» он уже седьмой год, до этого работал на «Эксплуатационной» и «Магнетитовой».
– У меня и отец на «Эксплуатационной» работал, и бабушка, – говорит Боровков. – Можно сказать, у нас династия!
В орте РС-1 блока 10 работает скреперист Александр Пархачев – тоже опытный специалист с 30-летним подземным стажем: кроме «Естюнинской», был и буровиком на «Эксплуатационной». Кстати, там славился тем, что разбуривал скважины без маркшейдера – благо, квалификация позволяла.
– Работа не из легких, но привык уже, – улыбается Александр Григорьевич.
Горст считает, что на шахте происходит естественный отбор:
– Я же вам говорю, что плохих людей здесь нет. Точнее так: прийти на шахту может любой. Но года через три-четыре остаются лучшие: самые сильные, самые работоспособные, самые ответственные. Те, с кем хочется работать. Вот Сумеркин Павел Борисович – это буровик до мозга костей, знает о своем деле все. И люди у него подобрались тоже хорошие: Андрей Зайцев, Женя Миронов. И на подъеме отличная бригада работает: Саше Задыхину в прошлом году «Почетного высокогорца» присвоили. Или вот проходчики: бригада Николая Чуркина всегда с планом…
Дополню Дмитрия Эдуардовича: грех забывать об ИТР. Им на «Естюнинской», как правило, чуть за 40, однако опыта не занимать. На хорошем счету руководители с 1-го добычного участка Максим Орлов и Евгений Брыляков, начальник горно-подготовительного участка № 2 Андрей Романов и Павел Климцев, недавно назначенный начальником крепёжного участка № 8.
– Я в последнее время увлекся историей освоения Сибири, много об этом читаю, – резюмирует Горст. – И вижу, что здесь работает тот же принцип: в шахте, как в Сибири, задерживаются лучшие.

День завтрашний
Примерно таков сегодняшний день шахты-юбиляра. А что в перспективе?
Вообще, месторождение считается достаточно перспективным. В лежачем боку Естюнинской залежи в свое время была обнаружена Новоестюнинская залежь. По оценке специалистов, запасы первой составляют 167 миллионов тонн с содержанием железа 30,2 процента, запасы второй – 107 миллионов тонн с содержанием 35,3 процента. Считается, что запасы Естюнинского месторождения способны продлить стабильную работу ВГОКа еще на столетие. Так что шахта вполне может дожить и до 80-миллионной тонны, и даже до 120-миллионной.
– На 240-м горизонте добычи еще лет на пять хватит, – прогнозирует Дмитрий Горст. – А на 180-м осталось три камеры к отработке. Потом нужны будут капитальные вложения. Шахту надо развивать. Руда-то разведана до минус 1090-го горизонта, и в южной части, на горизонте минус 300 метра, она богатая. В массиве – около 40-50 процентов. На выходе, конечно, будет ниже, но около 30 – вполне может быть. Только для этого нужны большие деньги…
– Да, затраты на развитие шахты действительно велики, – подтверждает начальник «Естюнинской» Игорь Богачев. – Тем не менее, есть проект вскрытия и отработки запасов горизонта минус 300 метра собственно Естюнинского месторождения и запасов Ново-Естюнинской залежи до горизонта минус 240 метра. В ближайшее время решим вопрос работы шахты на предстоящие два года, займемся вопросом снижения затрат на вскрытие горизонта минус 300 метра. Если принятые технические решения и рыночная стоимость металлов позволят выйти на приемлемые сроки окупаемости проекта или хотя бы на его безубыточность, «Естюнинскую» ждут перемены. А сейчас самое главное – обеспечить устойчивую работу шахты на уровне, близком к 1 миллиону 200 тысячам тонн горной массы в год.
Александр Кузьменков.
Фото автора.