Проверено: мин нет!Сапер ошибается лишь однажды. Гвардии рядовой запаса Николай Зуев эту истину вполне усвоил. Впрочем, не только усвоил, но и прочувствовал. Даром что служить пришлось в мирное время.

К армейской службе парня, что называется, подтолкнула сама жизнь. Получив диплом программиста, выпускник Нижнетагильского филиала УрФУ столкнулся с проблемой трудоустройства. «В армии служил? – спрашивали кадровики. – Военный билет есть? Нет? Так иди, сперва послужи…»

Отказываться от карьерных перспектив было бы непрактично. Потому зимой 2012 года Зуев отправился привычным путем новобранцев: военкомат – сборный пункт в Егоршине. Первоначально предполагалось, что служить он будет на Урале, да судьба солдата – в руках командования. Поезд повез призывника Зуева за шесть тысяч километров от родного дома – в Хабаровск, в инженерные войска. Там Николай провел месяц в роте молодого пополнения. После, приняв присягу, пять месяцев осваивал азы обращения с индукционным селективным металлодетектором (в просторечии – миноискатель), изучал типы взрывчатых веществ и боеприпасов.

– Если наконечник снаряда выкрашен в белый цвет, он – осветительный, – вспоминает Зуев армейскую науку. – Если же она красная, то снаряд зажигательный. А если синий, то там уже вообще ядовитый газ…

Переквалификация из программистов в саперы давалась непросто: иная специфика, сами понимаете.

– Работа с миноискателем требует определенного навыка, – продолжает Николай. – Конечно, это приходит не сразу. Да, трудно было. Тем более, все это далеко от дома, в незнакомом коллективе… Но кому в армии сладко?

Не минули рядового Зуева и общевойсковые дисциплины вроде физической, строевой и огневой подготовки: и гранаты метал, и из автомата стрелял. После полугодичной службы в Хабаровске солдата сочли годным для выполнения боевой задачи во Владивостоке.

– Там в 90-е годы взорвался склад боеприпасов, – рассказывает Зуев. – При взрыве очень много снарядов разбросало по лесному массиву. Но сейчас на этом месте строят жилой микрорайон. На стройке работают китайские гастарбайтеры, периодически находят какой-нибудь снаряд и пытаются его распилить. Кончается это всегда одинаково: ни снаряда, ни китайцев. Вот эту самую территорию мы и разминировали.

День рядового Зуева обычно строился так: подъем, построение, прием пищи, выезд на объект, построение, поиск боеприпасов. Каждый раз на участке одной и той же площади – 100 на 100 метров. Однако находки случались самые разнообразные:

– Находили мы снаряды РПГ, авиационные бомбы, торпеды… Что-то за двадцать лет просто заржавело, что-то вообще рассыпалось. А вообще, очень нервная работа. Знать, что у тебя под ногами лежат неразорвавшиеся снаряды – это здорово напрягает, – признается Николай.

Любопытная деталь: несмотря на постоянный риск, никаких привилегий у саперов не было. Ну, разве что на физзарядку и кросс по утрам не гоняли – вот и все привилегии.

– Рядом с нами морпехи дислоцировались, – говорит Зуев. – Я им иной раз даже завидовал: мы с миноискателями возимся, а они на БТРах гоняют… Вот это, я понимаю, служба!

Зато с неуставными отношениями – пугалом для всех призывников – столкнуться не пришлось. Планов остаться на сверхсрочную у Николая не было: никогда не мечтал об армейской карьере. А после увольнения в запас все сложилось, как задумано: подвернулась вакансия на ВГОКе. На сей раз никаких осложений с отделом кадров не возникло. Теперь Зуев – ведущий специалист в отделе сопровождения прикладных систем, обеспечивает бесперебойную работу компьютеров на комбинате.

Александр Кузьменков.