Николай Рудаков.Николай Рудаков.Свое детство Николай Рудаков провел среди шахтеров. Отец и все его друзья работали на «Южной». Даже дом стоял возле шахты. Так что у парня вариантов не было – еще мальчишкой он знал, что станет шахтером.

После окончания училища Николай успел полтора года поработать на «Южной», пока не призвали в ряды Вооруженных Сил. Служба прошла в степях Казахстана, на космодроме Байконур. Демобилизовавшись, Николай Рудаков без проволочек отправился на родину, вернулся в шахту, где раз и навсегда выбрал для себя профессию проходчика.

– Проходка всегда хорошо оплачивалась, и я выбрал эту специальность, чтобы не было необходимости искать приработка где-то на стороне, – объясняет Николай Леонидович. – Кроме того, проходчик ни от кого не зависит. Сколько сделал – столько заработал и получил. А я был уверен, что смогу справляться с планом и получать повышенную зарплату. Я и сейчас в себе уверен.

Проходчиком Николай Леонидович работает с 1987 года и уже не только «гонит план», но и обучает профессии молодое поколение.

– Делюсь опытом, – улыбается мой собеседник. – Прежде всего учу бережному отношению к технике. Перфоратор надо слушать и вовремя ремонтировать. Отлаженным инструментом можно за два часа отбурить то, что неисправным будешь бурить всю смену. Производительность меньше, а вибрации получишь больше. Необходимо обращать внимание и на качество породы, но такие нюансы начинаешь учитывать с опытом.

Опытных проходчиков на подземном комплексном участке № 2, где работает Николай Рудаков, хватает. Может, поэтому и с планом участок не подводит. В августе, во всяком случае, выполнили. 

– Но сомневаюсь, что справимся с планом в сентябре, – комментирует заместитель начальника участка Марат Зарипов. – Испытываем трудности со своевременной поставкой материалов и запчастей.

За этот месяц участок должен пройти 221 погонный метр, на 10 сентября проходчики преодолели 68.

– В настоящий момент мы подготавливаем к отработке пятый и десятый блоки: нарезаем выработки выпуска и выработки-подсечки, производим буровые работы, – продолжает Марат Косимович. – С плановыми показателями справляемся во многом благодаря таким опытным профессионалам, как Николай Рудаков, Вадим Смирнов, Анатолий Двоеглазов, Валерий Кузнецов, Олег Спивак, Евгений Кошель. Они и новичков стажируют, и основные объемы проходки ведут. Молодежи у нас тоже много, но с ней сложнее работать – все приходится разжевывать. А ветераны любую задачу понимают с полуслова. Жаль только, что опытных стажистов постепенно выводят из шахты из-за профзаболеваний на более легкий труд.

Николай Рудаков о такой возможности даже слышать не хочет:

– Здесь, на проходке, меня все знают, начальство ценит, работа боится. Я – специалист-универсал. А если перейду в другое место, опять с нуля начинать придется – «принеси, подай». Мне мое эго такого не позволит.

У многих проходчиков, по мнению Николая Леонидовича, большое чувство собственного достоинства:

– Мы – люди самолюбивые, упрямые, уверенные в себе. В нашей профессии без такого характера нельзя. Бывает, очень тяжело, но за счет самолюбия справляешься с задачей: «Как это, я – да не смогу?»

Этот характер выработался у проходчика еще в молодости, во время занятий штангой.

– А потом начались заботы – семья, работа, и штангу я забросил, – продолжает Николай Леонидович. – Но занятия спортом мне многое дали. А сейчас мой любимый вид спорта – прогулки по лесу. Насобираю грибов, ягод, надышусь свежим воздухом, восстановлю силы – и опять в шахту.

Юлия Григорьева.
Фото автора.