Сергей Жбанов.Сергей Жбанов.В канун 294-го дня рождения ВГОКа звание «Почетный высокогорец» присвоено начальнику производственного отдела Сергею Жбанову, работающему на предприятии уже 37 лет.

Профессиональная история Сергея Юрьевича, как и у многих на ВГОКе, начинается с родителей.

– Отец – Юрий Петрович Жбанов – всю жизнь проработал на ВЖРе, машинистом мельниц на Высокогорской аглофабрике, – начинает свой рассказ Сергей Жбанов. – Нередко он брал меня с собой в цех, иногда даже в ночную смену. Так что с горнодобывающим производством я начал знакомиться с семи лет.

Окончив школу, Сергей Жбанов, как и все его друзья, не особо раздумывая над будущим и его перспективами, отдал документы в горный техникум.

– Отец отговаривал меня от этого шага, но выбор был невелик: либо машиностроительный техникум на Вагонке, к которому душа не лежала, либо горный. К тому же горняки в то время были в почете, зарплата – соответственная. Два брата и сестра отца тоже работали на ВЖРе. Поэтому мы с ребятами дружно поступили в Горный техникум, а дальше наши пути разошлись. Все мои друзья пошли на «подземщиков», а я выбрал специальность «Обогащение».

Во время учебы Сергею Юрьевичу повезло пройти полуторагодовую практику на Качканарском МОФе, по его специфике и диплом защитил. А дальше – служба в армии.

– Служил я в войсках ПВО в Казахстане, на границе с Китаем. И уже через три месяца командир дивизиона назначил меня старшиной батареи – командовать старослужащими парнями, которым до дембеля всего ничего осталось.

С тех пор руководящих мест Сергей Жбанов не боялся – научился находить общий язык с людьми любого возраста, организовывать работу на самых сложных участках.

Первым таким участком стал Высокогорский обогатительный цех, куда Сергей Юрьевич пришел в 1978 году. Уже через три месяца работал мастером, потом стал подменять начальника МОФа.

– А когда начали строить МОФ-2, Сергей Леонидович Устюжанин забрал меня туда. Николай Егорович Петрунин был начальником стройки, а я – технологом.

В 1985 году МОФ-2 ввели в эксплуатацию, и начальником его стал опять-таки Сергей Жбанов. А через три года на ВГОКе впервые запустили флотацию, правда технология ее в то время была далекой от совершенства – реагентика в сбросах превышала допустимые показатели. Активизировавшееся движение «зеленых» сделало все, чтобы флотацию закрыли. Но в начале 90-х годов у нее началась новая жизнь с новой отстроенной технологией. Именно в это время там работал Сергей Жбанов, пока в 1999 году руководители предприятия не решили, что в Лебяжинском аглоцехе он нужнее, и назначили заместителем начальника цеха по агломерации.

– Ситуация в то время на Лебяжинской аглофабрике была тяжелая, – вспоминает Сергей Юрьевич. – Низкий уровень техники безопасности и производственных показателей. Четыре агломашины производили 150-160 тысяч тонн агломерата в месяц при плане в 220-230 тонн. Руководство цеха поменяли практически полностью, и мы, вновь пришедшие, стали поднимать Лебяжку с колен. С задачей справились – через полгода выдали уже 200 тысяч тонн агломерата.

В 2002 году Жбановым закрыли очередную брешь, назначив начальником Высокогорского обогатительного цеха, где к тому времени тоже настали тяжелые времена.

– МОФ производил всего 90 тысяч тонн концентрата. Были проведены две реконструкции, и мы увеличили производство концентрата до 140 тысяч тонн в месяц. Сейчас цех, к сожалению, не может так работать.

В 2010 году еще одно назначение – в этот раз начальником производственного отдела. Его, как и все предыдущие, Сергей Жбанов воспринял с почти воинской дисциплиной.

– Я не живу категориями «нравится – не нравится, хочу – не хочу». Я считаю, что человек должен делать то, что у него получается. Меня отец так воспитал: если взялся за что-то – сделай, если чувствуешь, что не осилишь, – не берись. Думаю, что в горнодобывающей отрасли я многому научился и кое-что могу.

При этом задачи перед собой Сергей Юрьевич ставит простые и ясные:

– Заработать деньги для людей. А для этого надо произвести и продать продукцию, соответствующую определенным качественным показателям и объемам.

В достижении этой цели многие средства хороши. Например, крепкое слово и громовой бас.

– Иногда можно очень больно ранить человека, будучи при этом тихим и вежливым. А я ругаюсь хоть и громко, но приятно, – хохочет Сергей Жбанов. – В конце концов, это тоже часть производственного процесса.

Грозный и несгибаемый Сергей Юрьевич тает, как масло, когда речь заходит о любимом внуке Андрюшке. Заядлый рыбак и охотник, начальник производственного отдела начал брать внука в лес еще в трехлетнем возрасте.

– Я с отцом и дедом так же в лес с раннего детства ходил. Но дети ведь разные – кто-то такое времяпровождение совершенно не приемлет. А Андрюшка, как и я, лес очень любит, зимнюю рыбалку обожает и походы наши прекрасно выдерживает. В прошлом году идем с ним по речке на пасеку. Оборачиваюсь, а он – в одном сапоге. По колено в воде, в носке, но все равно идет – не хнычет. Мужчиной растет.

«Почетный высокогорец» Сергей Жбанов никогда не мечтал о карьерном росте, собственном деле или больших деньгах.

– Мне, честно говоря, и мечтать-то некогда было, – задумывается мой собеседник. – Куда направляли, там и работал. Да, в общем-то, этого я и хотел: нормально работать, создать семью, вырастить детей. И все это осуществил.

Юлия Григорьева.

Фото автора.

Сергей Жбанов.