На дробильно-обогатительном участке шахты «Южная» идет монтаж нового аспирационного оборудования.

Нет на свете ничего более вездесущего, чем пыль. Она просачивается сквозь самые мелкие щели и отверстия: лежит толстым слоем в квартире, жильцы которой надолго уехали, присутствует в пещере, где никогда не ступала нога человека, обитает даже в самолетах, мчащихся в слоях тропосферы. Что уж говорить о дробильно-обогатительном участке, где пыль – неотъемлемая часть производства. Бороться с ней сложно, пыль практически непобедима. Но если не бороться, наступит катастрофа почище любого Армагеддона.

ДОУ шахты «Южная» пережил свой маленький «Армагеддон», когда в начале года на участке вышла из строя аспирационная система. Положение усугубилось тем, что в течение последнего месяца кушвинские обогатители перерабатывали исключительно руду Центрального карьера, гораздо более сухую в отличие от шахтной. К тому же зима выдалась холодной, а замороженная руда пылит особенно сильно.

Кроме первичной пыли, которая изначально присутствует в руде, есть и вторичная. Она образуется в результате дробления на каждой его стадии. Самый лучший способ борьбы с пылью – это орошение. Но в зимний период кушвинцы не могут применить такой метод – все замерзнет, а аспирационное оборудование практически вышло из строя. Обогатители обратились к генеральному директору ВГОКа Дмитрию Рыбакину с просьбой ускорить поставку оборудования, чтобы улучшить условия труда на рабочих местах, и он обещал помочь. В итоге ВГОК закупил для ДОУ «Южной» четыре вентилятора, два из них будут установлены на цепочке крупного дробления, и по одному – на стадиях среднего и мелкого дробления.

На данный момент участок получил два вентилятора, остальные находятся в процессе изготовления. Электромеханики участка, не откладывая, приступили к восстановлению работоспособности аспирационной системы, причем занимаются они не только монтажом новых вентиляторов, но и ремонтом старых, еще пригодных к работе.

Я посетила фабрику 16 марта и смогла лично убедиться в том, что дело идет.

 Система аспирации.
Система аспирации.

– Аспирационная установка состоит из скрубберов, воздуховодов, вентиляторов, системы орошения, – проводит для меня ликбез мастер по ремонту оборудования ремонтно-энергетической службы участка Олег Шастин. – Скруббер – это бочка, в которой запыленный воздух соединяется с водой. Пыль смачивается и с водой уходит в промышленную канализацию, а очищенный с помощью вентилятора воздух выходит наружу – на улицу. 9 марта мы получили вентиляторы со склада и сразу приступили к работе. Два вентилятора – в корпусе сухой магнитной сепарации и в корпусе крупного дробления – мы восстановили из имеющихся запчастей. Сейчас в корпусе среднего и мелкого дробления монтируем новый вентилятор № 5. На днях запустим его в работу. И приступим к монтажу еще одного нового вентилятора – № 6. А на подходе еще два. Условия труда улучшим максимально.

На данный момент бригадир слесарей Сергей Протасов и электрогазосварщики Анатолий Лошагин и Игорь Усольцев отцепляют воздуховод и демонтируют старую улиту вентилятора № 5. Впереди – установка новой улиты. Эта деталь под абразивным воздействием пыли больше других подвержена износу.

– Сергей Анатольевич Протасов – один из самых опытных специалистов на нашем участке, всю жизнь проработал на фабрике. А Анатолий Федорович Лошагин – наш основной сварщик, незаменимый специалист, – комментирует Олег Шастин и ведет меня в корпус сухой магнитной сепарации, где уже восстановили работу одного из вентиляторов.

По пути заходим на отметку 17 конвейера. Именно здесь расположена разветвленная система аспирации. Трубы воздуховодов вьются, как клубки змей, проходя через скрубберы и «расползаясь» в промышленную канализацию и на улицу. Аспирационная система здесь разделена на восемь секций. Причем вентиляторы включаются вслед за секцией в автоматическом режиме.

 Светлана Карпова.
Светлана Карпова.

– Когда в 1990 году я устроилась ученицей на фабрику, меня первым делом отправили красить эту аспирацию, – вспоминала позже оператор пульта управления ДОУ Светлана Карпова. – Какая там чистота была! Водичка в канавках бежала… Хорошо, что занялись аспирационной системой. Этой проблемой надо заниматься. В нашем корпусе, как только отремонтировали вентилятор, сразу дышать стало легче. А ведь пока он не работал, невозможно было выйти из операторской – пыль завесой стояла, «периной» под ногами лежала, дверь не успевали вытирать. Сейчас – другое дело.

Наверно, справедливо, что именно кушвинская фабрика, которая на самом запыленном переделе сухой магнитной сепарации перерабатывает основной объем руды ВГОКа, получила новое аспирационное оборудование. Даже сейчас, несмотря на то, что выдача руды из шахты уже месяц как остановлена, обогатители «Южной» работают с опережением графика, перерабатывая руду Центрального карьера. Из запланированных на март 100 000 тонн руды на 15 марта переработано уже 66 899, получено 37 577 тонн промпродукта с содержанием железа на 1,5 процента выше запланированного. Правда, кроме объема руды Центрального карьера, в мартовском плане на переработку стоит и 70 000 тонн шахтной руды. Но тут от работников ДОУ ничего не зависит – все ждут, когда шахта войдет в нормальный режим работы.

Длительная остановка шахты сказывается не только на выполнении производственных объемов. В настоящий момент фабрика загружена лишь наполовину, неэффективное использование оборудования ведет к перерасходу электроэнергии.

Гораздо продуктивнее было бы работать строго в графике и сэкономить электроэнергию, считают кушвинские специалисты. Но ВОЦу нужен промпродукт, поэтому они перерабатывают всю доставленную из Центрального карьера руду – подчистую.

Юлия Григорьева.
Фото автора.