С конца прошлого года в подразделениях комбината проходят совещания, посвященные качеству выпускаемой продукции.

На днях очередное такое совещание состоялось в ЛАЦе. Председательствовал на нем начальник технического управления-заместитель главного инженера Раман Гельбинг.

В прошлый раз вопросы качества лебяжинской продукции рассматривали месяц назад. Тогда в протокол совещания были занесены мероприятия по улучшению качества. В их числе – определение состава возврата с каждой агломашины, факторный анализ снижения удельной производительности агломашины при производстве железорудного агломерата и доменного железофлюса и т.д. По словам начальника ЛАЦа Алексея Мамонова, большинство пунктов программы выполнено.

Мастер ОТК Галина Захарова проинформировала присутствующих о соблюдении технологии при производстве продукции в ЛАЦе.

– По поступающему сырью замечаний нет, – сообщила Галина Афонасьевна. – По железу в декабре в железорудном концентрате, профилактированном известью, отработали лучше, чем в ноябре: плюс 0,38. Но идет повышение серы: было 0,078, а сейчас 0,097 процента. И немного повысился цинк: с 0,070 до 0,091. Тем не менее, в СТО пока вписываемся. По агломерату для ЧМК немного снизили содержание железа: 56,72 против 56,81. Кроме того, хотела бы обратить внимание на закись: из 31 паспорта в 15-ти массовая доля закиси выше 20 процентов. По качеству железофлюса отработали неплохо, есть повышение железа на 0,38 процента. Все остальные показатели укладываются в СТО. По уровню технологии в декабре снято с ЛАЦа 50 баллов за превышение закиси, девять – за повышенный цинк, остальные баллы сняты за крупное дробление кокса.

Алексей Мамонов отчитался о производственных и качественных показателях аглоцеха.

– В декабре мы произвели 98514 тонн агломерата при плане 103000 – 95,6 процента. Но по железофлюсу дали плановый объем и выпустили незапланированный объем промывочного агломерата – 4576 тонн. По офлюсованному концентрату отстали на полторы тысячи тонн. Теперь о качественных характеристиках продукции. Если говорить об отклонениях по офлюсованному концентрату, то было два фактора, из-за которых возникли эти отклонения. Первый: пониженное железо в поступающем концентрате. И второй: влага. Приходилось решать эти вопросы за счет расхода извести. При этом мы не всегда выдерживали основность. От ЗСМК были претензии по содержанию влаги. Считаю, что здесь повлияли погодные условия: все претензии приходили либо во время, либо после больших снегопадов. По содержанию железа в агломератах мы отработали в пределах стандартов. Нам приходилось менять состав шихты, потому что не привезли ряд компонентов. В основном, это касается сидерита. Мы его замещали, производили сухой концентрат из руды «Магнетитовой». Но мы не можем за счет этого концентрата обеспечить всю потребность в агломерате. Поэтому вынуждены были привлекать сухой концентрат «Южной», где железо ниже, чем в сидерите и промпродукте «Магнетитовой». В результате мы периодически имели небольшие отклонения. Кроме того, содержание железа в концентрате ВОЦа не давало возможности повысить плановое содержание железа. Так что работали мы по нижнему пределу стандарта.

На качество выпускаемой продукции в значительной мере влияют проблемы подразделения. Алексей Мамонов признал, что цех все еще испытывает необходимость в колосниках. Уже удалось избавиться от большинства латок на машинах, но состояние колосникового поля оставляет желать лучшего – виной тому нестабильные поставки. Еще одно узкое место – вакуум-камеры и газоходный тракт. Их состояние начальник ЛАЦа назвал неудовлетворительным. Это связано с большим количеством вредных подсосов. Для их устранения у цеха сейчас не хватает ни материальных средств, ни людских ресурсов. И последний негативный фактор – состояние загрузок. Сейчас стабилизаторы шихты находятся в неудовлетворительном состоянии, и невозможно качественно уложить шихту на паллеты и обеспечить необходимую сегрегацию по высоте слоя. В январе список сложностей пополнился состоянием горна на агломашине № 3: выпала вторая панель, которая отвечает за температуру зажигания кокса. В итоге третья машина ждет ремонта, и технологический процесс нестабилен.

– Цех, конечно, ведет работу по решению этих проблем, – заключил Алексей Леонидович. – Составлена программа по их устранению. Дополнительно заявлен ряд материалов: два горна для третьей и четвертой агломашин, скребки, металл, стабилизаторы для шихты – все это стоит около 16 миллионов. Программа направлена если не на совершенствование, то на восстановление той технологии, которую мы имели некоторое время назад.

Итоги совещания подвел Раман Гельбинг:

– Я понял ваши планы. Надо стараться их выполнить.

Александр Кузьменков.