Подрядчики во главе с Василием Пановым (справа).Подрядчики во главе с Василием Пановым (справа).19 сентября в Лебяжинском аглоцехе начался ремонт второй дымовой трубы.
О необходимости этого ремонта речь шла еще год назад, причем тогда предполагалось полностью заменить огнеупорную футеровку внутренней стороны трубы. Жизнь внесла коррективы, и сегодня ремонт проводится по несколько иной, более экономичной схеме.
Предварительно была выполнена большая работа по подготовке дымовой трубы к ремонту. В ней приняли участие подрядная организация НПП «Ресурс» и ремонтная служба цеха.
– Мы перенастроили борова, и теперь первая и третья агломашины будут работать через первую дымовую трубу, – рассказывает главный инженер ЛАЦа Юрий Гулаков. – Также сделали врезку с четвертой агломашины в третью, чтобы и она работала через первую дымовую трубу. Но пока четвертая агломашина остается в резерве. Когда перейдем на производство железофлюса, попробуем запустить и ее, посмотрим – не перегрузится ли эксгаустер. Если он выдержит, то все три агломашины в ближайшее время будут работать через первую дымовую трубу.
Сначала предполагалось, что в этом режиме агломератчикам придется работать около месяца. Однако бригада подрядной организации ГК «Передовые технологии строительства», прибыв на место и осмотрев фронт работ, обещала справиться с ремонтом в течение двух-трех недель.
20 сентября рабочие «Ресурса» установили заглушки в четвертом и третьем боровах и отсекли тем самым дымовую трубу № 2. А 21 сентября в ЛАЦ прибыли горноспасатели ВГСЧ, чтобы сделать замеры воздуха в трубе, исключить утечки углекислого газа и дать «добро» на проведение ремонта.
Я побывала в ЛАЦе еще до горноспасателей, когда подрядчики ПТС только готовились приступить к ремонту второй дымовой трубы. Но, кроме нее, не дымила и первая труба – Лебяжка стояла на планово-предупредительном ремонте.
– Первая труба не дымит, потому что мы проводим ремонт смесителя первичного смешивания, – поведал мастер по ремонту оборудования НПП «Ресурс» Вячеслав Никитин. – Без этого смесителя ни одна агломашина работать не будет. Провели 20-часовой ремонт, сегодня вечером запускаемся.
Вторая труба терпеливо ждет начала ремонта, к которому готовится бригада подрядчиков из семи человек: тянут электрокабель, собирают люльку, проверяют лебедки…
– Мы специализируемся именно на ремонте дымовых труб и газоходов, в этом деле у нас солидный опыт, – объясняет начальник участка Василий Панов. – Сегодня подготовимся, а завтра начнем рабочий день с монтажа оборудования на оголовке трубы. Будем монтировать балки, лебедки, люльку, чтобы иметь возможность спускаться при помощи навесного оборудования внутрь трубы.
Надо сказать, что высота дымовой трубы составляет 70 метров.
– Нас это не пугает, мы работали на высоте 240 и 330 метров, – продолжает Василий Николаевич. – К тому же о ремнях безопасности и страховке никогда не забываем.
Далее начальник участка предлагает мне спуститься в дымовую трубу, чтобы лично убедиться в относительно неплохом состоянии ее огнеупорной футеровки. Попасть в трубу можно не только через оголовок, но и через предварительно подготовленное отверстие газохода, что я и делаю.
В трубе, как в глубоком темном колодце, без фонаря ничего не увидишь. Но фонарь включают, и сразу становятся заметны осыпавшиеся своды арок и часть футеровки нижнего пояса. Под ногами – отпавший кирпич.
– Кладка сводов арок – самая сложная часть нашей задачи, – считает мастер строительно-монтажных работ Сергей Панов.
– В целом футеровка сохранилась неплохо. Восстановим осыпавшуюся ее часть, приведем в порядок своды арок и начнем торкретировать стены нижнего пояса трубы на высоту 18 метров от подножия, – описывает фронт работ Василий Панов. – Набрызг-бетон будем делать при помощи штукатурной станции. В нашей бригаде, кстати, есть отличные специалисты по торкретным работам: Герман Горбунов и Алексей Кокшаров. Какой слой торкрета им закажешь, такой и сделают: надо 10 миллиметров – будет 10, надо 20 – значит, 20. А я вместе с Сергеем Пановым и Николаем Кокшаровым занимаюсь футеровкой.
Ремонт дымовой трубы № 2 начался. Остается надеяться, что он серьезно не повлияет на производственную деятельность ЛАЦа.
Юлия Григорьева. 
Фото автора.