Алексей Медведев.Алексей Медведев.Своими мыслями и впечатлениями после первых месяцев работы на «Естюнинской» делится новый начальник шахты Алексей Медведев.

– Алексей Валерьевич, уже прошло более трех месяцев с тех пор, как вы возглавили «Естюнинскую». Каковы были первые впечатления?

– Я пришел сюда с «Магнетитовой», где занимал должность главного инженера шахты, так что горнодобывающее производство мне хорошо знакомо. На всех шахтах оно идентично, но есть и свои тонкости технологии и организации ремонтов, как и свои проблемы. В первую очередь я столкнулся с тремя проблемами: плохое состояние железнодорожных шахтных путей, подвижной состав, требующий постоянного ремонта, и ненадлежащая организация труда.

– На последней проблеме давайте остановимся подробнее.

– Так уж сложилось, что «Естюнинская» редко когда выполняла план. Я считаю, главная причина этого факта кроется в отношении людей к своей работе. И начинается это отношение с главных специалистов. Главный инженер, главный энергетик, главный механик – тот костяк коллектива, который должен организовать работу остальных, задать ее темп и направление. На «Естюнинской» же, взять, к примеру, энергетическую службу, не хватает толковых организаторов. Грамотные специалисты есть, но организовать работу с наименьшими потерями и наибольшей эффективностью у них не получается.

– Существует ли проблема трудовой дисциплины?

– Существует, и решать ее необходимо в первую же очередь. За три месяца моего руководства шахтой за различные дисциплинарные проступки были уволены шесть человек. Конечно, популярности мне это не добавило, но на «Магнетитовой» я привык к тому, что на нашем и без того опасном производстве обязательно должна соблюдаться трудовая дисциплина. И распространяться это требование должно как на рабочих, так и на инженерно-технический состав шахты.

– Наверное, проблемы с дисциплиной решаются сами собой, если люди заинтересованы в своей работе?

– Заинтересованности как раз и не хватает. На «Естюнинской», например, очень остро стоит проблема очистки горных выработок от просыпей и шлама. Я начал разбираться, почему не убирают, поставил задачу начальникам участков: обеспечить выполнение требований – выработка должна быть чистой. Не подействовало. Побеседовал с рабочими и мастерами – те кивают на предыдущую смену и заявляют, что нет лопат. Обеспечил персонал инструментом, но ситуация не изменилась. Пришлось применять другие меры – выпускать распоряжение о лишении премии. Реакция меня, честно говоря, удивила: ни один человек не пришел разбираться, за что его наказали. То ли люди понимают, что я в данном случае прав, то ли они совершенно безразличны к своей работе, в том числе и к заработной плате. Я на это могу сказать только одно: кто не хочет работать и зарабатывать, будем расставаться. Ведь проблема состояния рабочих мест и оборудования непосредственно влияет на условия труда. А условия труда, я считаю, должны быть такими, чтобы людям работать становилось легче.

– А как ведутся проходческие работы?

– В сентябре была приостановлена деятельность наших подрядчиков – БШПУ. В настоящий момент идет приемка горных выработок, где продолжаются крепежные работы. Руководством комбината поставлена задача – в дальнейшем организовать проходку собственными силами. Оборудование для этого имеется, а людей не хватает – сегодня у нас шесть свободных вакансий по профессии «проходчик». И если мы хотим выполнить составленную годовую программу, для обеспечения полного цикла проходческих работ нам дополнительно, кроме проходчиков, понадобятся слесари и крепильщики.

– Еще одна новость «Естюнинской» связана с пилотным проектом, в рамках которого отборы проб руды на качество будут производить не контролеры ОТК, а машинисты шахтных электровозов. Расскажите об этом проекте.

– В тестовом режиме мы опробовали эту схему еще летом. На сегодняшний день все машинисты электровоза выполняют дополнительно обязанности опрокидчика. Теперь им решили приплюсовать и обязанности контролера ОТК, для чего закупили модернизированный прибор контроля качества, который сам считает и выводит средние показания по составу. Задача машиниста – произвести по два замера в каждом вагоне и сообщить цифру, которая появилась на дисплее, диспетчеру. Во время пилотных испытаний стало ясно, что машинисты с этой задачей справляются. Дополнительная операция никак не сказывается на их производительности, зато станет поводом к доплате за расширенную зону обслуживания. В ближайшее время, как только закупленный прибор будет откалиброван, эта схема начнет работать постоянно.

– И традиционный вопрос: каковы ближайшие задачи «Естюнинской»?

– У шахты есть хорошие долгосрочные перспективы. Но сегодня мы так далеко не заглядываем. Наша ближайшая задача – выйти на плановые объемы добычи. При должном материальном снабжении, хотя бы технологического процесса, шахта может и будет выполнять плановые показатели.

Интервью провела Юлия Григорьева.
Фото автора.