Сохраняйте спокойствие, господа альпинисты!Шахтер «Магнетитовой» Денис Марышев вернулся с гор Приэльбрусья, где проходили сборы Челябинской федерации альпинизма.

В группе спортсменов из 52 человек были в основном челябинцы и москвичи. Тагильчане отличились – на Кавказ они приехали втроем, взяли с собой пятилетнего ребенка. Жили в палатках – в организованном альплагере «Уллу-Тау». Для маленькой девочки это был первый и довольно суровый опыт жизни в горах, но она выдержала все испытания, которые пришлось пережить в походных условиях.

2015 год – юбилейный для Уллу-Тау, за последние 80 лет здесь было подготовлено более 2500 альпинистов-инструкторов.

– Основная часть этих спортсменов профессионально выросла в советские годы – именно тогда этот вид спорта пользовался особенной популярностью среди молодежи благодаря поддержке государства, – рассказывает Денис Марышев. – Сегодня альпинисты лишены такой поддержки и вынуждены обеспечивать себя всей необходимой экипировкой и инвентарем самостоятельно. Тем не менее, в нынешние времена у альпинистов есть большие возможности развиваться в этом виде спорта благодаря современным технологиям, позволяющим производить профессиональное снаряжение для различных горных условий. Раньше такого выбора не было – спортсменам приходилось изготавливать снаряжение самим.

Нынешние альпсборы были для Дениса Марышева эмоционально насыщенными. Началось все с того, что во время первого акклиматизационного восхождения на вершину Треугольник он поспешил и при спуске с высоты 4500 метров запнулся, упав на сыпуху (камни, разбросанные по склону) навзничь. Он нарочно расставил руки и упал плашмя – чтобы его не закрутило и не потащило по камням дальше, вниз. В результате повредил колени и локти и еле мог передвигаться. Суставы отекли, каждый шаг давался с трудом.

Сохраняйте спокойствие, господа альпинисты!Денис думал теперь только об одном – о том, что может подвести всю группу, стать обузой и получить издевательское прозвище «Золотой жумар России». Это непрезентабельное «звание» получает альпинист, ставший слабым звеном, неспособный проявлять самостоятельность и брать на себя функции лидера, подменять товарищей, решать сложные задачи, идти первым к вершине, устанавливая страховочные станции для всех остальных. И годный только к тому, чтобы идти с жумаром (механический зажим для подъема по веревке) позади, на вторых ролях. Вот этого-то «звания» больше всего боялся Денис. И сделал все, чтобы не проявить слабости. Он преодолел себя, проявил шахтерский характер и выполнил нормативы так, что никто из команды не смог его в чем-то упрекнуть.

К счастью, его выручил друг Роман Панченко, который во всем помогал Денису на маршруте. Во время следующего восхождения на отметку 4700 метров – вершину Джайлык – ребята поднимались, укладываясь в график даже с запасом времени. В первый день они выполнили 12-часовой подход к вершине и устроили ночевку на маршруте в штурмовой палатке. На следующий день достигли вершины – опять-таки с приключениями.

– На подъеме со скалы прямо над нами сорвался камень, достигавший в диаметре нескольких десятков сантиметров, – рассказал Денис. – Мы бросились в разные стороны. Отскочить получилось всего на метр с небольшим – на столько позволяла длина уса самостраховки, которым мы были привязаны к станции. В такие минуты некоторые впадают в шоковое состояние и не способны пошевелиться. К счастью, реакция нас не подвела – мы успели увернуться, и в ту же секунду камень рухнул прямо туда, где мы стояли.

Камень перебил, сбухтованную веревку, лежавшую на этом месте. Пришлось бросить ее – пользоваться поврежденной веревкой опасно для жизни. Это была существенная потеря снаряжения, однако продолжать маршрут с тремя оставшимися веревками все же было возможно.

К концу дня ребята успешно завершили восхождение. И уже на следующий день выдвинулись к этой же вершине, но по другому, более сложному маршруту 5А категории трудности. Это восхождение принесло им еще больше испытаний. Альпинисты успешно прошли половину маршрута, забрали записку с контрольного тура и двинулись дальше. Вечерело, и нужно было думать о том, где расположиться на ночлег.

– Когда на закате солнца во тьму погружается одна из окрестных вершин, думать о ночлеге уже поздно – в течение нескольких минут все остальные вершины тоже погрузятся во тьму, и в горах наступит ночь, – говорит Денис Марышев. – Нужно предвидеть это и начать готовиться к ночевке хотя бы за полчаса до наступления темноты. Зная это, мы приняли решение спускаться дюльфером (скоростной спуск по верёвке на крутых и отвесных стенах) со скалы и двигаться по направлению к палатке, которая уже была установлена на маршруте. Двое из нас благополучно спустились вниз, наверху остались еще двое – я и товарищ. И тут начался ураган. Погода в горах всегда резко портится, так случилось и сейчас. Видимость стала очень плохой, наши голоса тонули в вихре ветра. Я пытался расслышать голоса товарищей, которые стояли внизу и должны были подготовить страховку для меня, а затем скомандовать, чтобы я спускался. Они кричали что-то, но я ничего не мог расслышать. Тогда я стал светить фонарем, подавая визуальные знаки, как в шахте, – просил разрешения спускаться. Они, разумеется, меня не понимали, ведь никто из них не был шахтером. Тогда мне пришлось на свой страх и риск начать спуск. Я решил, что буду следить за реакцией тех, кто стоял внизу, и если они запротестуют, станут подавать запрещающие знаки, я остановлюсь. Но они стояли, никак не реагируя на мое перемещение вниз. Я спустился до конца веревки, и тут меня ждал новый поворот событий – веревка не доходила до нижней части скалы. Я привстал одной ногой на уступ – здесь мне уже были слышны команды товарищей. Они вразнобой пытались объяснить мне, что я должен отцепиться от веревки и идти дальше по склону без страховки. В темноте нельзя было разглядеть этот путь, и я пошел наобум, руководствуясь одними лишь одобрительными и отрицательным криками стоявших внизу. Наконец, они крикнули: прыгай вниз! И я прыгнул, не видя, куда, не зная, сколько пролечу. Просто так – в пропасть. Оказалось, что я пролетел всего метр и приземлился на скалу, рядом с моей командой.

Все то же самое предстояло проделать последнему альпинисту, оставшемуся наверху. Он тоже благополучно справился с задачей. Теперь ребятам надо было найти палатку, которая, как они предполагали, находилась метрах в 15 от них. Они решили отправить одного в разведку в связке – выпустив его, как на поводке, на веревке 15-метровой длины. Вскоре он возвестил о своей находке – палатка находилась совсем близко. Остальные члены команды добрались до места по веревке на скользящем карабине.

На следующее утро они благополучно совершили восхождение, а затем – спуск с горы. Впереди у них оставался последний маршрут на вершину Химик, пройдя который, Роман и Денис рассчитывали получить первый альпинистский разряд. Однако одолели только половину. На середине пути они поняли, что силы оставляют их, и не дойти, не уложиться в положенное время – предыдущие восхождения их сильно вымотали. Они стали спускаться. Решили, что вернутся на этот маршрут в следующий раз.

Эти альпсборы научили тагильчан многому. Они ходили по закрытому леднику – снежному насту, покрытому трещинами. Эти трещины представляют собой огромные провалы, попав в которые, у человека почти нет шансов выжить. Опасность заключается в том, что сверху они присыпаны снегом, и их сложно разглядеть. Отличить их можно по цвету снежного покрова – он более темный, слежавшийся, потому что никогда не тает. Идти по леднику нужно в связке, и если случится, что кто-то попадет в трещину, все остальные падают на ледник, чтобы удержать сорвавшегося товарища массой своего тела.

Чем сложнее маршрут, тем чаще приходится отступать от общих правил и принимать нестандартные решения. Во время восхождения может случиться всякое, и нужно уметь действовать хладнокровно, не поддаваясь панике, сохраняя спокойствие. Этому тоже научились наши ребята.

Елена Пешкова.

Фото предоставлено Денисом Марышевым.