В ногу с индустриализациейВ прошлом номере газеты мы начали разговор о давнем прошлом – о том, как жили предшественники сегодняшних горняков 75 лет назад, в предвоенном 1940 году.

Сегодня мы продолжим листать документы той поры, поскольку событий тогда происходило множество, и они так или иначе нашли отражение в истории ВГОКа. В том далеком году в Высокогорском рудоуправлении треста «Уралруда» произошло сразу несколько реорганизаций. Так, 14 ноября был создан горный цех с участками ручной добычи, буровзрывным и экскаваторно-транспортным. При этом в приказе управляющего П. Т. Соломенникова подробно расписывается, какой транспорт передается горному цеху, а какой остается в транспортном цехе, и как будет происходить взаимодействие двух подразделений.

Примерно в это же время выходит приказ № 204 об организации двух самостоятельных цехов: Ивановского известкового карьера и Лебяжинского рудника. Опять-таки следует разделение паровозов и думпкаров, оборудования. Начальнику Ивановского карьера тов. Сметанину предписывается обеспечить лебяжинцев сжатым воздухом, проводить на руднике ремонтные работы, поскольку в состав его подразделения вошли механический, электрический цехи и компрессорная. Есть даже такой пункт: «Закрепить за начальником Лебяжинского рудника 10 конкретных (по кличкам) лошадей, пользование которыми без разрешения последнего не может допускаться». В приказе расписаны пофамильно все служащие обоих цехов, начиная с руководителей и заканчивая статистиками и табельщиками. В те времена счетные и конторские работники, как люди грамотные и умеющие вести учет, ценились наравне с техническими специалистами.

И еще одно решение было принято в ноябре управляющим: он выделил из ведения электроцеха электроподстанции и электролинии в отдельное подразделение, подчинив его непосредственно главному энергетику предприятия. Появилось в составе Высокогорского рудоуправления – во исполнение постановления Совета народных комиссаров СССР – и собственное подсобное хозяйство молочного и овощного направления в поселке Евстюниха. Подразделение возглавил агроном П. А. Смирнов, которому тут же вменили в обязанность подготовить финансово-производственный план на 1941 год и перечень работ по подготовке к посевной кампании. Согласно плану, утвержденному 29 декабря 1940 года, помещения для скота должны быть капитально отремонтированы и переоборудованы, построены вновь парники и теплицы, овощехранилище. Начальник строительства П. А. Котовщиков получил указание строить свинарник на 10 голов при столовой № 15. Такое обширное подсобное хозяйство было необходимо для снабжения детских садов и рабочих столовых.

Сельскохозяйственные вопросы то и дело вторгались в производственные дела. В августе важнейшей кампанией стала заготовка сена, поскольку конный транспорт был еще достаточно распространен. Управляющий выпустил распоряжение, в котором на протяжении шести параграфов отдавал указания, как усилить эту работу. Дело в том, что заготовку сена надо было завершить до начала августа, но ответственные лица допустили, что «Богословское рудоуправление заготовку сена производило нашей рабочей и тягловой силой, и отсюда, как следствие, на 16-е августа для нашего рудоуправления заготовлено самое минимальное количество сена».

Больше всего досталось тов. Калистратову, начальнику Каменско-Синарских рудников, которому поручили руководство заготовительной кампанией. Ему было поставлено на вид, бухгалтеру за запущенность учета объявлен строгий выговор, и в результате пришлось не только ускорять сенокос, но и закупать сено в колхозах.

Приверженцы делового стиля в наши дни были бы поражены, увидев приказы тех дней. В одном документе могло быть до 20-ти параграфов, касающихся совершенно разных тем – от создания нового подразделения и назначения руководителей до наказания проштрафившихся. И сама форма изложения текста распоряжения – эмоциональная и пространная – тоже отличается от современной: ведь так не принято писать распорядительные документы. Но 75 лет назад, видимо, это было, видимо, в порядке вещей: таким образом управляющий общался с подчиненными и доводил до них свои мысли и требования.

К примеру, распоряжение № 12 от 4 февраля посвящено нерадивому прорабу Лебяжинского участка В. Т. Сухову, «со стороны которого наблюдаются случаи очковтирательства и небрежное отношение к своим обязанностям». Этот самый тов. Сухов «в течение срока больше декады вводил в заблуждение хозяйственное руководство и общественные организации Лебяжинского рудника о невозможности начать строительные работы по дробильной фабрике из-за неимения технической документации, хотя последняя была в количестве, обеспечивающем полное начало работ…» Впрочем, управляющий с успехом пользовался и возможностями рудничной газеты. В номере за 6 июня он пишет о недостаточно эффективной работе подразделений, о необходимости ускориться в связи со скорым пуском домны № 1, которой понадобится много «пищи». Подвергся критике начальник транспорта тов. Долгоруков за неумелое использование паровозов.

Высокогорское рудоуправление переживало все те же процессы индустриализации, которые происходили в стране. Так, в одном из декабрьских приказов подробно расписана организация работ по монтажу двух электрических экскаваторов «Марион» и перечисляются члены бригад, которые должны, чередуясь посменно, их монтировать. Примечательно, что в помощь техническим спецам выделялись коновозчики с лошадьми. В связи с увеличением потребности в руде для Нижнетагильского металлургического завода, с 1 ноября участок добычи главного разреза переведен на непрерывную рабочую неделю, в две смены. Осмотр механизмов и путевого хозяйства, ремонтные работы решено было производить в ночное время, чтобы не прерывать процесс добычи. Распространялся на предприятии и стахановский опыт. С этой целью были организованы стахановские школы для забойщиков, бурильщиков, машинистов экскаватора и паровоза. Премируется коллектив смены дробильной фабрики № 1 на Ивановском известняковом карьере за выполнение сменного плана на 139 процентов. Дробильщики достигли успеха благодаря освоению метода тов. Калганова – стахановской работы по цикличному графику.

В духе того времени откликнулось предприятие на государственный заём третьего года третьей пятилетки. Было принято положение об учете реализации этого патриотического мероприятия. Первым пунктом стояло: полный охват подпиской рабслужащих. То есть участие в госзайме было добровольно-принудительным. Отдавая свои кровные, рабочие получали облигации. Судя по количеству поручений для подписчиков и бухгалтеров, работы у них здорово прибавилось.

И вот – итог трудового года: коллектив горняков Главного разреза на основе развернутого соцсоревнования 10 декабря закончил выполнение годового плана по добыче железной руды. Коллективу объявлена благодарность, и управляющий выразил надежду, что горняки выполнят взятое обязательство и до конца года выдадут сверх плана 20 тысяч тонн руды. Высокогорское рудоуправление выходило на уровень, который требовался для успешной работы нового металлургического гиганта.

Ирина Семенова.