Таджикско-узбекская граница проходится по земле минут за 15. Но мы ждали больше часа – из-за проверки багажа, следовавшего с нами в автобусе.

И вот, наконец, я в Ташкенте – в новой стране, с долларами в кармане, без единой местной «копейки». В Ташкенте в конце сентября еще стояла нестерпимая жара. Казалось, асфальт плавился под ногами, а рюкзак весом не более пяти килограммов стал неподъемной ношей. Расстояния между остановками здесь совсем не такие, как в Худжанде. Город огромный, и чтобы дойти пешком до ближайшего отделения банка для обмена валюты, нужно потратить больше получаса.

Но зато с деньгами здесь можно жить с комфортом. Транспортная сеть очень развита, а метро с живописно украшенными станциями считается отдельной достопримечательностью, обязательной к посещению туристами. Как и везде в стране, в Ташкенте общественный транспорт стоит копейки – можно бесконечно кататься и исследовать метро-музей. Однако времени у меня, как обычно, было в обрез – ведь любое путешествие я планирую таким образом, чтобы визит в страну уместить в максимально короткие сроки, достаточные, чтобы исследовать основные достопримечательности, распробовать колорит страны и менталитет ее жителей «на вкус» и отчалить в другое место. Вовремя уехать очень важно, иначе рискуешь пресытиться страной и получить смазанные, неяркие впечатления.

В Ташкенте я планировала провести два дня, в которые уместились посещения нескольких крупнейших мечетей, местного «Арбата», галереи искусств, спектакля в Русском драматическом театре Узбекистана и, конечно, достопримечательностей, связанных с крупнейшей личностью в истории Узбекистана, – завоевателем и полновластным правителем чуть ли не всей Средней Азии Амиром Темуром. Это площадь, на которой установлен памятник ему, и краеведческий музей.

Как и все города Средней Азии, Ташкент – это город рынков, мечетей, активной, я бы даже сказала, неистовой торговли. И в то же время – это столица, которой полагается быть не только колоритной, но и презентабельной. И Ташкент держит марку – центральные улицы идеально чистые, ухоженные, застроенные современными высотными зданиями торговых и бизнес-центров. На одной из таких улиц, неподалеку от Дворца симпозиумов и отеля Хайят Ридженси я и жила в одном из недорогих, но милых отелей капсульного типа – идеальный вариант для одинокого путешественника. Большинство интересовавших меня достопримечательностей находилось в шаговой доступности, поэтому пары дней мне за глаза хватило, чтобы исследовать Ташкент.

Дальше меня ждал автобус, восьмичасовой трип через полстраны по ночной трассе и прибытие в Бухару. В три часа ночи кое-как дозвонилась до хозяйки забронированного гостевого дома, заселилась и даже успела немного поспать. С утра мне предстояло исследовать новый город.

Бухара – это совершенно иной Узбекистан! Настоящий восточный город, в песчано-бирюзовых тонах, где процветают торговля и ремесла – мастера медной узбекской чеканки, керамисты, кожевенники, ткачи и художники выставляют свои творения в старинных медресе и крытых базарах, растянувшихся на километры между зданиями мечетей, вдоль дорог, отмеченных на старинных картах Азии как дороги Великого Шелкового Пути.

В этом городе можно сходить в краеведческий музей, огражденный историческими крепостными стенами. Цены на посещение достопримечательности здесь, как и везде, дифференцированы: для гостей страны ценник раз в пять – восемь выше, чем для местных жителей. То есть билет за пять тысяч сомов будет стоить для нас, приезжих, 40 тысяч сомов. До сих пор я покорно доставала кошелек и оплачивала сколько скажут, но тут решила, что не настолько хочу в этот музей, и вообще – где же тут справедливость, почему такое неравенство? Решила попробовать прикинуться местной и сказала, что имею вид на жительство в Узбекистане, но кассир не поверила мне. А в одном из городов в окрестностях Самарканда я однажды и вовсе начала торговаться с кассиром, сказав, что не хочу платить за вход в парк 25 тысяч сомов, чтобы посмотреть на четыре чинары. Ошарашенный кассир согласился, что дороговато для небольшого парка, и продал билет за десять тысяч. Я почувствовала, что восточный колорит с его вездесущей торговлей все прочнее входил в мое сознание. Отныне я разрешила себе торговаться везде! Даже при входе в музей или парк.

Ну, а на базаре торговаться сам бог велел! Тем более что город этот – словно единый, нескончаемый восточный базар, в тесных улочках которого оживает настоящая древняя восточная сказка! Однако именно на базаре почему-то торговаться не хочется. На главной площади разместились со своим товаром мастера различного профиля. Каждый с удовольствием рассказывает про свою работу, и очень скоро ты начинаешь разбираться и в особенностях медной чеканки, и в шелковом ткачестве, и в кожевенном ремесле. Но самое главное – ты понимаешь, какой ценой досталась мастеру та или иная вещь, которую он продает. Сколько дней, а порой недель и даже месяцев он потратил, чтобы его прилавок украсила всего одна эта вещь ручной работы! Как такое оценить? Такие эксклюзивные, штучные товары – это хлеб мастера, который он «вырастил» на своей «ниве», и за каждым из них стоит кропотливый труд. Как же можно торговаться с таким человеком?

Вот стоит музыкант, в его арсенале национальных инструментов, которые он продает, – десятки наименований, и каждый из них он изготовил собственноручно. И на каждом умеет играть! И тут же, под сводом старинного торгового ряда, где акустика замечательная, устраивает для покупателей небольшой концерт. А вот чеканщик, чья лавка увешана прекраснейшими изделиями. Каждый миллиметр рельефа, который он выколотил на тарелке молоточком, сложился в идеальный, ровный, замысловатый восточный узор. Как такого достичь? Только упорным трудом! А вот и его инструменты, и верстак – он работает здесь же, обустроив уголок неподалеку от кассы. Любопытные взгляды его не смущают – свою работу он показывает с радостью.

Несмотря на то, что исторический центр Бухары не такой уж большой, на то, чтобы пройти его весь, у меня уходит целый день – так много интересных встреч, так увлекательны рассказы моих собеседников, так прекрасен их товар.

К вечеру я добираюсь до мечети, которая называется Чор-Минор – Четыре Минарета. Ее построил богатый купец в ознаменование своей веры в равенство четырех мировых религий, а также равенство частей света и в конечном итоге всех людей планеты. Четыре минарета этой мечети равны только размером, а вот орнамент у всех разный и включает символику различных религий. Купол же между ними символизирует единого Бога. Мечеть и примыкающие к ней постройки служили раньше пристанищем для торговых караванов на Великом Шелковом Пути.

Одного дня для меня оказалось достаточно для знакомства с Бухарой. Следующим утром я уже готова была выдвинуться в Самарканд.

Чеканщик за работой.
Чеканщик за работой.
Верблюд позирует на фоне древней цитадели в Бухаре.
Верблюд позирует на фоне древней цитадели в Бухаре.
Памятник Ходже Насреддину в Бухаре.
Памятник Ходже Насреддину в Бухаре.

Продолжение следует.

Елена Пешкова.

Фото из архива автора.