Высокогорский горняк - информационно-аналитическая газета ОАО «ВГОК»

    Сороковые, роковые…

    Раздел: История Дата публикации: 15-09-2020, 17:12

    Денис Крючков.Денис Крючков.Как складывалась профсоюзная жизнь рудника в предвоенные и военные годы? Об этом рассказывает очередная публикация цикла.

     

    Завтра была война…

     

    С каким багажом рудком ВЖР закончил 30-е годы и начал 40-е? Понять это несложно, стоит только вникнуть в ситуацию в стране.

    В период репрессий Сталину нужны были стойкие бойцы – не рассуждающие, преданные до фанатизма. Поэтому ЦК ВКП (б) решил усилить идейно-теоретическую подготовку во всех сферах жизни. Профсоюзы не стали исключением. В Свердловске срочно была организована Центральная школа профдвижения, которая занималась обучением актива всех отраслевых профсоюзов в годы третьей пятилетки. О масштабах работы можно судить по единственной цифре: ежегодный набор составлял свыше 1 200 человек. Более того, идейно подкованных низовых профактивистов по решению ВЦСПС готовили непосредственно на предприятиях – на курсах и семинарах. В областной горнорудной отрасли такую подготовку каждый год проходила тысяча человек, никак не меньше.

    Далее: грянула повальная борьба с нарушителями трудовой дисциплины. В декабре 1938-го вышло совместное постановление Совнаркома, ЦК ВКП (б) и ВЦСПС «О мероприятиях по упорядочению трудовой дисциплины». Поначалу этим занимались производственно-товарищеские суды при профсоюзах. Уже к 1939-му они существовали на всех горнодобывающих предприятиях Урала. А 26 июня 1940 года был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переходе на восьмичасовой рабочий день, семидневную рабочую неделю и о запрещении самовольного ухода рабочих и служащих с предприятий и учреждений». «Самовольный уход», то есть увольнение по инициативе работника, был приравнен к уголовно наказуемым деяниям и карался тюремным заключением на срок от двух до четырех месяцев. Увольнения за прогул без уважительной причины были отменены. Вместо них нарушителю причиталось полгода исправительных работ по месту работы с удержанием 25 процентов заработной платы. Судам предписывалось рассматривать подобные дела в пятидневный срок и немедленно приводить приговоры в исполнение. Страна готовилась к войне, и экономика становилась казарменной.

    Впрочем, высокогорцам и это море оказалось по колено. Управляющий ВЖР Петр Соломенников (что любопытно, бывший председатель рудкома) отмечал, что Указ на руднике выполняется неудовлетворительно. Количество прогулов в июне 1940-го выросло на четыре процента, в июле – уже на 48, а за 25 дней августа – и вовсе на 60. А производительность труда упала на 7,3 процента.

    Вместе с тем профсоюзы всерьез занялись проблемой производственного травматизма: виновников стали привлекать не к административной, а к уголовной ответственности. За год, с 1937-го по 1938-й, коэффициент частоты травматизма на ВЖР снизился примерно на 22 процента.

    Во второй половине 30-х рудник построил для своих работников пять восьмиквартирных домов. Само собой, жилищную проблему это не решило – тем паче, коммунальные блага доставались далеко не всем. Электричество провели едва ли не в каждую квартиру города. Но водопроводом, центральным отоплением и канализацией было оснащено не более восьми процентов городского жилфонда.

    А потогонная система, гордо именовавшаяся социалистическим соревнованием, никуда не делась. Самой популярной ее формой стало межзаводское соревнование. Первыми почин поддержали горняки Благодати, следом включились и высокогорцы, а к началу 1941-го соревновались уже 70,2 процента уральских горняков.

     

    Вставай, страна огромная!


    Великая Отечественная принесла в экономику СССР невиданные доселе приоритеты: превращение страны в единый военный лагерь и эвакуацию промышленности на восток. Рудоуправление возглавил Андрей Жмайло из Кривого Рога. Перед новоиспеченным управляющим, парткомом и профкомом стояла задача – поднять добычу руды в разы. Все – для фронта, все – для победы!

    Передовица «Правды» от 21 сентября 1941 года недвусмысленно формулировала новые задачи профсоюзов: «Возглавить трудовой героизм рабочих и служащих, образцово выполнить все без исключения заказы фронта, удовлетворить все нужды Красной Армии во всем, что необходимо для успешного отпора врагу».

    Соцсоревнование неожиданно обрело новый смысл, далекий от всякой идеологии. Уже в июле 1941-го передовики производства обратились к рабочей молодежи Свердловской области с призывом давать не ниже двух норм. Первой военной осенью возникла новая форма соревнования – за звание «Фронтовая бригада» под девизом «В труде, как в бою!» А в феврале 1942-го фрезеровщик УВЗ Дмитрий Бóсый выполнил производственную норму на 1 480 процентов, положив начало движению тысячников.

    Одним из первых тысячников на руднике стал криворожанин Иван Завертайло. В том же 1942-м он показал фантастические темпы работы: 6 апреля пробурил шесть забоев, выполнив норму на 1 660 процентов, а немного погодя поднял производительность труда вдвое, применяя вместо клинового расположения шпуров пирамидальное. Майский показатель Завертайло составил 5 736 процентов, июньский – уже 6 736 процентов. А всего за пять месяцев проходчик выполнил двухгодичную норму. С ним соперничал его земляк Степан Еременко. Не отставал от коллег и Денис Хлапов, который перешел на многозабойный метод обуривания. Хлапов, надо сказать, не терял набранный темп и после войны: скажем, 28 июля 1945 года выполнил норму на 1 750 процентов. У железнодорожников был свой флагман – машинист паровоза по фамилии Ломоносов.

    Правда, современные аналитики сомневаются, возможно ли дать 10 норм в смену чисто физически. По мнению экономистов, нормы на руднике остались неизменными с начала 30-х, механизация производства не отразилась на нормировании, так что при новых технологиях выдавать сверхплановую руду было трудно, но вполне возможно. Впрочем, это всего лишь одна из версий.

    Однако рудник ходил в передовиках. Тысячников здесь насчитывалось 19, ударников было 143 человека, а стахановцев – 412. Среди стахановцев прославился комсомолец экскаваторщик Денис Крючков, который грузил за смену 74 вагона руды вместо 25.

    Итог общеизвестен: в мае 1942-го ВЖР стал первым предприятием отрасли, завоевавшим переходящее Красное знамя Государственного Комитета Обороны и звание «Лучший рудник Советского Союза». За годы войны высокогорцы получали переходящее Красное знамя 22 раза – ни одно предприятие Советского Союза не удостоилось такой чести. В 1945-м за ударный труд в годы войны было орденами и медалями награждено 65 лучших рабочих и служащих предприятия. Говорящая деталь: шестеро из них получили орден Красной Звезды, который по статуту вручается лишь за воинскую доблесть.

    Цена победы

    Рыболовецкая бригада ВЖР.Рыболовецкая бригада ВЖР.
    Работать приходилось впроголодь. 15 августа 1941-го в городах Урала была введена карточная система на хлеб, а с 1 ноября – на сахар, крупу, мясо, рыбу и жиры. Правда, перспектива отоварить карточку чем-нибудь калорийным выглядела несбыточной: скажем, вместо мяса стабильно давали яичный порошок. Так что потолкуем лучше о хлебе, который всему голова. Среди тагильчан самая большая хлебная пайка полагалась металлургам – кило хлеба в день. Но это скорее исключение, правилом для работников первой категории стала 800-граммовая пайка. Служащим полагалось и того меньше – 500-600 граммов. Да и качество хлеба было из рук вон скверное: дефицит муки вынуждал добавлять в нее разные примеси – вплоть до отрубей и сапропеля. А вороватые продавцы обкладывали горячий хлеб, поступивший из пекарен, мокрыми простынями – так буханка становилась тяжелее и можно было сэкономить кусок-другой для себя.

    Опять-таки заглянем в статьи Александра Ермакова: «Калорийность питания за вторую половину 1941 г. сократилась для основной части тагильских рабочих с 3 370 калорий до 1 100-1 600. Обычным явлением стали авитаминоз и дистрофия. В декабре 1941 г. на большинстве предприятий города до 80 процентов работающих голодали».

    И немудрено: цены на продовольственном рынке Нижнего Тагила значительно опережали среднеобластные. Вновь сошлюсь на Ермакова: «Стоимость бюджетного продуктового набора в государственных розничных ценах 1940 г. равнялась всего 44 руб. 33 коп. Разница между рыночными и карточными ценами была колоссальной. В 1944 г. рыночная стоимость бюджетного продуктового набора в Нижнем Тагиле превышала карточную в 36,9 раза. Покупательная способность заработной платы тагильчан резко сократилась».

    Экстремальная ситуация потребовала экстремальных мер. В Тагиле приобрели популярность искусственные дрожжи, приготовленные из опилок лиственных пород деревьев. «Паштет» из таких дрожжей горчил, но был вполне съедобным. С авитаминозом боролись при помощи пихтового отвара. Рабочий, приходя в столовую, получал стакан такого отвара и только потом – вилку и ложку.

    Партком и профком рудника решали продовольственную проблему старым, испытанным еще в 20-е, способом: за счет подсобного хозяйства. В 1943-м журналист Белла Дижур воспела подсобное хозяйство ВРУ, не скупясь на патоку: «Совхоз – гордость рудника. Огромные площади были засеяны в этом году зерновыми хлебами, овощами и картофелем. В теплицах зрели помидоры и огурцы, в садах – малина и черная смородина. На открытых платформах каждый день везут из совхоза белоснежную капусту и сахаристый турнепс, морковь-каротель, длинные нарядные перья лука-порея и бидоны с молоком. В совхозе богатый птичник. В белых теплых комнатах живут 860 белых леггорнов. Это породистые куры с ярко-красными гребнями и такими же красными важными бородками. За ними ухаживает седобородый человек с детскими глазами. Он заботливо вскармливает птиц сырым мясом и клевером, жженой костью и творогом, а для совсем молодых цыплят добывает муравьиные яйца». Право слово, эта картина шоколадным маслом выглядит чересчур уж приторной – рядом с дрожжевым-то «паштетом»…

    К 1943 году на руднике были созданы бригады охотников, рыболовов, сборщиков ягод и грибов. К началу сентября удалось заготовить полтонны сухих грибов и 12 тонн соленых, собрать и переработать пять с половиной тонн ягод. А рыболовецкие бригады высокогорцев в Ханты-Мансийском национальном округе в том же году заготовили две с половиной тысячи тонн рыбы.

    Полуголодная жизнь и работа на пределе возможностей косили людей не хуже вражьей пули. В 1944-м умер Иван Завертайло, к тому времени – лауреат Сталинской премии II степени. Его коллега и конкурент в соревновании тысячников Степан Еременко тоже получил Сталинскую премию, но III степени и пережил Завертайло всего на 10 лет…

    Александр Кузьменков.

    Фото из музея истории ВГОКа.

    Мифы и легенды города N

    Так называлась историко-краеведческая игра, которая прошла в Нижнетагильском музее-заповеднике «Горнозаводской Урал». В игре приняли участие ветераны ВГОКа....

    Поклонимся и мертвым, и живым…

    5 мая высокогорцы вышли на традиционный митинг, посвященный Дню Победы....

    Мастерами из Тагила немцу роется могила…

    Среди прибывших на рудник криворожан было немало высококвалифицированных специалистов, которые стали рекордсменами трудового фронта. 22 марта 1943 года присуждена Сталинская премия II степени знатному проходчику Ивану Завертайло...

    ×

    Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Сентябрь 2020 (2)
Август 2020 (8)
Июль 2020 (5)
Март 2020 (8)
Февраль 2020 (6)
Январь 2020 (7)

Сентябрь 2020 (2)
Август 2020 (8)
Июль 2020 (5)
Март 2020 (8)
Февраль 2020 (6)
Январь 2020 (7)
Оцените работу движка
Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился

Контакты

Адрес: Нижний Тагил, ул. ФРУНЗЕ, 17
Телефон:
+7 (3435) 49-54-03
Ключевые слова


«    Октябрь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Свидетельство о регистрации: ПИ № ТУ 66 - 01249 от 25 ноября 2013 года. Учредители: Открытое акционерное общество "Высокогорский горно-обогатительный комбинат".