Высокогорский горняк - информационно-аналитическая газета ОАО «ВГОК»

    Легкой жизни цех не знал

    Раздел: История Дата публикации: 14-03-2018, 00:00
    Легкой жизни цех не знал
    Лебяжинский аглоцех – это не только коллектив, оборудование и агломерационные технологии. Это еще и череда людей, в разное время руководивших подразделением. Кто-то из них лучше справился с возложенной миссией, кто-то – хуже, но все они отдали немало сил и здоровья «на капитанском мостике» ЛАЦа. Сегодня в руководстве ВГОКа работает несколько бывших начальников Лебяжинского аглоцеха. Им и слово.





    Советские и перестроечные годы. Начальник технического управления Раман Гельбинг:

    – Я работал на Лебяжке с 1981 по 1998 год, последние пять лет возглавлял цех. Это, на мой взгляд, был один из самых тяжелых периодов для Лебяжки. Если кто-то думает, что при советской власти работалось легче, он глубоко заблуждается: в те годы из аглоцеха выжимали все, что можно и нельзя. И с людей требовали не в пример более жестко, чем сейчас. За производство спрос был строжайший, и в выражениях руководители не стеснялись.

    В то время, кроме ныне существующих, Лебяжка имела корпус обезвоживания хвостов (КОХ), флюсовую фабрику, участок мокрого магнитного обогащения (МОФ), где производили собственный концентрат из руды шахты «Эксплуатационная» и из привозной руды шахты «Северопесчанская». Концентрат получался качественный, но с большим содержанием серы, вследствие чего перерабатывать это сырье на агломашинах было тяжело: выгорание серы приводило к высокой загазованности. Руду, которая поступала в пределах двух – двух с половиной миллионов тонн в год, перерабатывали на собственном участке дробления, который, хоть и в урезанном виде, существует на Лебяжке и сейчас. В месяц четырьмя агломашинами Лебяжинская аглофабрика отгружала примерно 230-240 тысяч тонн агломерата. За год объемы готовой продукции составляли порядка 2 700 000 тонн. До трех миллионов мы не дотягивали: такие объемы Лебяжка давала в лучшие свои времена – в 70-ые годы.

    Рабочий день инженерно-технических работников длился по 12 часов. Зимой на вагоноопрокидывателях дневали и ночевали, потому что михайловская руда приходила влажной, смерзшейся в дороге в большие буты. Выгрузку, меж тем, надо было производить максимально быстро, потому что за перепростой вагонов МПС строго спрашивали. У меня где-то до сих пор хранится предостережение прокуратуры.

    Во время реконструкции Лебяжинского аглоцеха руководство рудоуправления приняло решение установить две новые агломашины МАК-75 на Лебяжке и две – на Высокой. Но это оказалось не так просто: выяснилось, что в Высокогорском аглоцехе, где стояло оборудование эвакуированной керченской аглофабрики, фундамент и колонны – монолитные. Для того чтобы установить новое оборудование, необходимо было производить предварительные взрывные работы. Этого, конечно, делать не стали. Так и получилось, что более молодой Лебяжинской аглофабрике достались все четыре новые агломашины МАК-75 взамен старых АКМ-50.

    В качестве начальника цеха я занимался заменой третьей агломашины в 1993 году. Лебяжинский МОФ в 1994 году я лично поставил на консервацию. Через 10 лет, когда Лебяжинский аглоцех возглавлял Александр Яковлевич Иванов, мы реанимировали МОФ и с минимальными затратами вновь запустили в эксплуатацию. Это уникальный случай. МОФ проработал с 2004 по 2008 год, когда в связи с кризисом и отсутствием целесообразности его пришлось вновь закрыть. Остатки руды доживающей свое шахты «Эксплуатационная» возили в ВОЦ, где все были в ужасе от ее повышенной влажности. А на Лебяжке эту руду перерабатывали десятилетиями.

    Специалистов и запчастей на Лебяжинской аглофабрике не хватало всегда – и в советское время в том числе. Сокращения и тогда постоянно проходили. Никогда в этом цехе легко не работалось. Это особенное подразделение, его особенность можно сформулировать словами нашего ветерана Юрия Дергачева: «Кто Лебяжку прошел, тому ничего не страшно». Этот цех почти всегда работал в экстремальных условиях, в том числе потому, что не был обеспечен собственной сырьевой базой.

    У Лебяжки есть еще одна яркая особенность – эта фабрика всегда был своеобразной экспериментальной площадкой и выделялась большим количеством специалистов-новаторов. Все новое внедрялось в первую очередь на Лебяжке, а уж после апробации, в случае успешных результатов, перенималось Высокогорским цехом.



    Послеперестроечные годы. Начальник производственного отдела Александр Иванов:


    – Я возглавлял ЛАЦ с 2000 до конца 2008 года. Тогда продолжалась реконструкция цеха: установили четвертую новую агломашину, заменили второй вагоноопрокидыватель, запустили после десятилетней консервации в работу МОФ.

    Фабрика досталась мне засыпанной просыпями, и мы – все руководство и ИТР ЛАЦа – ходили, в том числе и в выходные дни, откапывать аглофабрику. Все брались за лопаты, даже Александр Масленников, который был тогда заместителем директора ПЖТ. Постепенно привели цех в порядок, отремонтировали оборудование, хотя аварии тоже случались и даже очень серьезные.

    Я работал на Лебяжке с удовольствием. У нас подобрался отличный коллектив специалистов, который старался решать все поставленные задачи. Невыполнение плана мы воспринимали как личный позор. Такого просто не бывало – за все время, что я возглавлял Лебяжинский аглоцех, не было ни одного случая, чтобы подразделение не выполнило месячный план. По культуре производства и охране труда цех всегда занимал первые места. По итогам производственного первое место не давали, потому что перевыполнять план нам, в отличие от других цехов, не позволялось.


    Экономический кризис. Генеральный директор ВГОКа Андрей Кузнецов:

    – Начальником ЛАЦа я работал ровно год: с апреля 2009 по апрель 2010 года. Период был неоднозначный – 2008-09 год как раз ознаменовались мировым экономическим кризисом. На Высокогорском ГОКе и в частности на Лебяжинском аглоцехе это отразилось снижением объемов производства агломерата для НТМК. На металлургическом комбинате были остановлены передельные доменные печи, и передельный агломерат, который производился на ЛАЦе в больших объемах: 200-240 тысяч тонн в месяц, оказался невостребованным. Вопрос в Евразе, в состав которого тогда входил ВГОК, встал остро: если нет передельных печей и не нужен больше передельный агломерат, Лебяжинский аглоцех пойдет под ликвидацию – персонал сократить, аглофабрику законсервировать. А ведь ЛАЦ – это не только работники цеха, на этой площадке сконцентрировано множество служб, которые стоят на обеспечении производства агломерата: железнодорожники, ОТК, ЦПТО, ЦТА и другие. Проблема касалась всех.

    Работая над ее решением, в конце 2008 года специалисты ВГОКа, ЛАЦа и НТМК разработали совместными усилиями три вида продукции, которые в дальнейшем позволили Лебяжинскому аглоцеху продолжить свою деятельность: железофлюс, конверторный агломерат и концентрат, профилактированный обожженной известью. Два из вышеназванных продуктов ЛАЦ до сих пор производит в большом объеме.

    Как раз на волне технологической апробации новой продукции я и приступил к обязанностям начальника ЛАЦа. Обстановка была очень нервная – мы работали под угрозой закрытия цеха. Уже вышел приказ Евраза, в соответствии с которым через несколько месяцев Лебяжинский аглоцех должен был пойти под ликвидацию. Многие не выдержали этого ожидания и поспешили уйти: кто-то перешел в другие подразделения, кто-то – на другие предприятия. Однако разработанный специалистами ВГОКа и НТМК проект оказался взаимовыгодным. Была проведена масса испытаний, мы никак не могли стабилизировать основность железофлюса, но в результате справились с задачей и доказали управляющей компании, что Лебяжка способна и в дальнейшем работать на благо НТМК. Буквально за день до вступления в силу приказа о ликвидации ЛАЦа пришло другое решение Евраза: Лебяжка остается работать для производства железофлюса.

    Объемы, естественно, значительно упали, поэтому сокращения персонала избежать не удалось: из 500 работников ЛАЦа осталось тогда 420 человек. Но нам удалось заключить долгосрочный контракт с НТМК на производство железофлюса, он действует до сих пор. Реализация офлюсованного концентрата стала возможной благодаря построенной на ЛАЦе цепочке для его производства. В строительство новой технологической цепочки вложили порядка 30 миллионов: установили валковую дробилку, новые конвейеры, рукавные фильтры аспирации, роторный смеситель и другое оборудование.

    Особыми достижениями за время моего руководства Лебяжинским аглоцехом похвастать не могу, но в этот период решалась судьба цеха, появилась определенная стабильность в вопросе востребованности его продукции.

    Коллектив на Лебяжке всегда был доброжелательный и отзывчивый, специалисты – высокого уровня квалификации. Сегодняшний ЛАЦ тоже может гордиться профессионалами и технологическими новациями, к примеру – производством агломерата с содержанием железа 62 процента, введением в шихту полимерного связующего… В этом цехе продолжают искать новые возможности повышения эффективности производства. На сегодняшний день численность коллектива стала еще ниже – порядка 360 человек, хотя объемы производства в последнее время возросли до 120-130 тысяч тонн. Люди находят возможность справляться с поставленными задачами в непростых условиях. Этого нельзя не отметить. В то же время легкой жизни на Лебяжке не было никогда. Просто были более успешные годы и менее стабильные. В сегодняшней ситуации хотелось бы пожелать лебяжинцам стабильности производства, которая, несомненно, отразится на благосостоянии всего коллектива цеха и комбината в целом.



    Недавнее прошлое. Алексей Мамонов:

    – Я возглавлял ЛАЦ около шести лет – с 2012 до конца 2017 года. Впечатления о работе в цехе остались самые хорошие. Было много всего, в том числе и трудные моменты. В 2012 году ВГОК еще входил в состав Евраз-холдинга, соответственно линейка готовой продукции была достаточно ограниченной. После вхождения в структуру НПРО «Урал» линейка продукции несколько расширилась, у нас появились два постоянных заказчика: НТМК и ЧМК, месячный объем общего агломерата достиг 100-120 тысяч тонн.

    В 2014-15 годах мы вошли в очередной виток кризиса, что привело к резкому понижению цен на готовую продукцию и нехватке средств на основные потребности цеха. Тем не менее, ЛАЦу удалось пережить этот непростой период без особых потерь: с производственными планами мы справлялись. Единственный провал – конец 2016 года. Тогда невыполнение плана явилось следствием недостаточного снабжения цеха в течение всего года. С приходом нового гендиректора и повышением цен на нашу продукцию была разработана программа стабилизации работы цеха. Она была внедрена примерно на 70 процентов, за счет чего удалось не только поддержать, но и несколько увеличить объемы производства агломерата и офлюсованного концентрата.

    Более того, несмотря на кризисные моменты, нам все же удалось сохранить часть опытных специалистов и привлечь на руководящие посты среднего звена молодые перспективные кадры. Этот сплав опыта и молодости сыграл и продолжает играть важнейшую роль в работе ЛАЦа. Я считаю, что у нынешнего коллектива есть потенциал. Он способен решать поставленные задачи не только в пределах консервативного производства, но и в апробации новых экспериментальных технологий. Февральские и мартовские маршруты, отправленные на ЧМК с новым агломератом с содержанием железа 62 процента – очередное доказательство технологической состоятельности Лебяжинского аглоцеха.

    Подготовила Юлия Григорьева.

    Фото автора и из архива редакции.

    Эпоха роста

    Послевоенное развитие Высокогорского аглокомбината было связано с необходимостью выполнения плана четвертой пятилетки, содержащей план восстановления страны....

    Мастерами из Тагила немцу роется могила…

    Среди прибывших на рудник криворожан было немало высококвалифицированных специалистов, которые стали рекордсменами трудового фронта. 22 марта 1943 года присуждена Сталинская премия II степени знатному проходчику Ивану Завертайло...

    О чем рассказал семейный архив

    Наталья Николаевна Медведева принадлежала к поколению молодых людей 60-х....

    ×

    Информация

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Май 2018 (7)
Апрель 2018 (9)
Март 2018 (13)
Февраль 2018 (1)
Январь 2018 (15)
Декабрь 2017 (32)

Оцените работу движка
Лучший из новостных
Неплохой движок
Устраивает ... но ...
Встречал и получше
Совсем не понравился




Свидетельство о регистрации: ПИ № ТУ 66 - 01249 от 25 ноября 2013 года. Учредители: Открытое акционерное общество "Высокогорский горно-обогатительный комбинат".